Линесич, Николай Петрович это:

Линесич, Николай Петрович

ЛИНЕСИЧЪ (Леневичъ), Николай Петровичъ, ген.-ад-тъ, ген. отъ инф., гл-щій Манчжурскими арміями въ рус.-япон. войну, род. въ 1838 г. Учился въ Черниг. г-зіи. Въ 1855 г. поступилъ юнкеромъ на воен. службу и въ 1856 г. б. произв. въ прап-ки въ 58-й пѣх. Прагск. п., изъ коего перевелся, сначала въ 78-й пѣх. Навагинскій, а въ 1862 г. — въ 75-й пѣх. Севастопол. п., стоявшіе въ тѣ времена на Кавказѣ. Въ Севастопол. п. Л. получилъ свое боев. крещеніе, находясь съ полкомъ въ составѣ Даховск. отряда, дѣйствовавшаго въ землѣ абадзеховъ, между рр. Пшехъ и Бѣлая. Послуж. списокъ Л. заполненъ множ-вомъ дѣлъ и стычекъ съ горцами въ 1862—64 гг., въ к-рыхъ онъ участвовалъ въ роли ком-ра роты. За эти годы Л. пріобрѣлъ репутацію храбрѣйш. оф-ра и прекрас. строевика, ибо былъ первымъ гимнастомъ, стрѣлкомъ и фехтовальщикомъ въ полку. За боев. отличія онъ б. произв. въ подпор-ки и пор-ки и награжденъ орд. св. Станислава и Анны съ меч. и бант. Въ концѣ 1867 г. Л. командируется въ Тифлисъ, въ Кавказ. учебн. роту, въ к-рой и остается 10 л., пользуясь больш. автор-томъ у Кавказ. нач-ва, какъ прекрас. знатокъ строев. дѣла и всѣхъ вопросовъ воен. быта. Съ объявленіемъ въ 1877 г. войны Турціи, Л. по собств. желанію немедленно прикомандировывается къ 15-му грен. Тифлис. п., входившему въ составъ Карсскаго отряда, съ к-рымъ и участвуетъ въ первыхъ бояхъ подъ Карсомъ. Въ авг. 1877 г. подплк. Л. получаетъ въ командованіе 2-й Кавказ. стрѣлк. б-нъ, входившій въ составъ Кобулетск. отряда ген. Оклобжіо, и участвуетъ въ бояхъ Батумской операціи, начальствуя прав. колонной на позиціи у Мухаэстате. 18 апр. 1878 г. Л., въ бою на р. Гинтришъ, б. ран. пулями въ руку, грудь и ногу. За отличіе подъ Батумомъ Л. пожалованы орд. св. Георгія 4 ст., зол. сабля съ надп. "За храбрость" и чинъ полк-ка. Послѣ войны Л. вернулся въ Тифлисъ съ громкой репутаціей храбр. оф-ра, хладнокровнаго въ бою и распорядит. ком-ра части. Черезъ годъ, въ 1879 г.) всего 40 л. отъ роду, Л. назначается ком-ромъ 84-го пѣх. Ширванск. п., к-рымъ и командуетъ 6 л. Команд-ніе Л. составляетъ блестящій періодъ въ исторіи Ширванск. п. По свидѣт-ву нач-ковъ, Л. во всѣхъ случаяхъ являлъ собою примѣръ неусыпной дѣят-сти и энергіи. Отсюда и всѣ чины полка съ рѣдкимъ единодушіемъ несли свой служебн. трудъ. Его корпус. ком-ръ ген. Джемаджидзе, называя его команд-ніе "внѣразряднымъ", писалъ въ одномъ своемъ приказѣ, что въ Ширванскомъ п. одинаково отличны, какъ весь полкъ, такъ и каждая его рота и команда въ отдѣл-сти. Въ дкб. 1885 г. Л. б. назн. ком-ромъ Закасп. стрѣлк. бр-ды, части к-рбй б. разбросаны отъ Асхабада до Мерва. Къ устр-ву и обученію молод. закасп. б-новъ Л. приложилъ всю свою энергію и богат. служебн. опытъ. Въ 1892 г. въ Мервѣ вспыхнула сильн. холер. эпидемія, и рѣшит. мѣры Л. для ея прекращенія обратили на себя вниманіе въ Спб. Въ 1895 г. онъ б. назн. ком-щимъ воисками Южно-Уссур. воен. отдѣла съ правами ком-ра к-са. Ожидалась война съ Японіей, и Л. энергично принялся за боев. подготовку войскъ. Дѣят-сть его была неутомима и плодотворна. Ком-щій войсками на Амурѣ ген. Гродековъ, представляя его въ 1898 г. въ г.-л., отозвался о немъ такъ: "Въ теченіе 3 л. ген. Л. довелъ ввѣренныя ему войска до превосход. состоянія и своей настойч-стью и энергіей поставилъ войска въ такія условія, при к-рыхъ войсков. части стали привлекаться лишь исключ-но къ строев. занятіямъ. Онъ лично слѣдитъ за офицер. занятіями и всячески поддерживаетъ стременіе къ самообразованію, устраиваетъ часто бесѣды и сообщенія, въ коихъ является всегда компетентн. руков-лемъ. Авторитетъ его въ войскахъ огромный. Устр-во внутр. быта войскъ и забота его какъ объ оф-рахъ, такъ и о н. чинахъ выше всякой похвалы, и, въ отношеніи казарм. удобствъ и довольствія, войска, ему подчиненныя, достигли высокаго соверш-ва". Къ этой характеристикѣ надо еще добавить чрезвыч. популярность Л. среди солдатъ и его доступность внѣ службы, его неизмѣнно благожелат. отношеніе къ офицер. нуждамъ и личную обаятел. манеру обращенія съ подчиненными. Въ 1898 г. Л. б. произв. въ г.-л., а въ 1900 г. назн. ком-ромъ Сибир. к-са, образованнаго изъ войскъ Южно-Уссур. отдѣла. Въ концѣ іюня Л. б. командированъ на Печилійск. театръ воен. дѣйствій, куда постепенно б. направлено болѣе ½ войскъ его к-са. Прибывъ въ П.-Артуръ, Л. оставался нѣк-рое время не у дѣлъ, но медлит-сть ген. Стесселя (см. Боксерское возстаніе) побудила, наконецъ, намѣстника командировать въ Тянцзинъ Л. 18 іюля онъ прибылъ въ Тянцзинъ, а 22-го началъ наст-ніе къ Пекину. Энергич. рѣшеніе Л. быстро наступать, несмотря на сильнѣйшую, свыше 40° жару, на крайнюю скудость продов-вія и на разнорѣч. свѣдѣнія о силахъ китайцевъ подъ Пекиномъ, встрѣтило глухой протестъ его предмѣстника, ген. Стесселя, рисовавшаго ему всякіе ужасы и писавшаго ему 29 іюля, "что довольствія въ стрѣлк. бр-дѣ совершенно нѣтъ, мѣстн. средства разграблены, самъ онъ боленъ, а люди такъ истомлены, что съ ними никуда не уйдешь". На письмо это Л. отвѣчалъ кратко: "Я совершенно иного мнѣнія о состояніи вашей доблест. бр-ды. Сожалѣю о Вашемъ болѣзн. состояніи, но всякая остановка м. послужить лишь на пользу нашего непр-ля, что допустить я не въ правѣ, а посему исполнить въ точности приказаніе мое о наст-ніи завтра на Тунчжоу". 1 авг. Л. штурмовалъ Пекинъ, и рус. колонна первой заняла стѣну (см. Пекинъ), съ потерями въ 140 ч. Неожид. штурмъ Пекина произвелъ въ Европѣ сенсацію, и Л. сразу пріобрѣлъ широкую изв-сть, какъ энергич. и смѣл. ген-лъ. Орд. св. Георгія 3 ст. былъ наградой покорителю Пекина. Одновр-но б. пожалованы Л., какъ нач-ку междунар. отряда, высокіе ордена: герм., франц., австр. и японскій. По взятіи Пекина Л. принялъ рядъ мѣръ по уничтоженію остатковъ кит. войскъ и хунхузск. шаекъ въ окрес-тяхъ столицы, а по соср-ченіи рус. войскъ на зимовку въ Тянцзинѣ, далъ весьма полез. указанія для размѣщенія войскъ и отношеній къ жителямъ. Къ 1 янв. 1901 г. Л. возвратился къ команд-нію к-сомъ въ Уссурійск. край, а въ 1903 г. б. назн. ком-щимъ войсками Приамур. воен. округа и ген.-губ-ромъ Приамурья. Съ началомъ рус.-яп. войны Л. вступилъ во врем. команд-ніе арміей и выѣхалъ въ Ляоянъ. Въ спискѣ кандидатовъ въ ком-щіе арміей, представленномъ Гос-рю, имя Л. стояло на первомъ планѣ, съ помѣткой Куропаткина — "65 лѣтъ" (Офиц. ист. войны, I, 786), но выборъ палъ на самого воен. мин-ра. Разсматривая первыя распоряженія Л., нельзя не считать ихъ вполнѣ отвѣчающими и принципамъ воен. иск-ва и сложившейся обстановкѣ. 8 фвр. онъ прибылъ въ Ляоянъ, въ районъ коего уже собралось 17 б-новъ и 25 сот., считая и ав-рдъ на Ялу, а 10 фвр. писалъ г.-ад. Куропаткину: "Японцы предполагаютъ высадить на Ляодунѣ всѣ свои 13 д-зій, т.-е. ок. 175 б-новъ, и для того, чтобы покончить съ ними сразу, необходимо и намъ имѣть внушит. силы, знач-но больше 200 б-новъ. На морѣ мы сдѣлались слабы, но нельзя допускать, чтобы и на сушѣ мы были слабы, и надо немедля собирать внушительную армію, чтобы безъ всякаго риска, а навѣрняка разгромить японцевъ". Относ-но плана дѣйствій Л. высказался совершенно опредѣленно: "Если, — писалъ онъ намѣстнику, — высадится близъ Квантуна сильная япон. армія, а мы будемъ слабѣе у Ляояна, то неминуемо мы д. отступить къ Мукдену, а, м. б., къ Тѣлину, до подхода всѣхъ нашихъ подкр-ній, слѣдов-но, японцы неминуемо набросятся на П.-Артуръ съ цѣлью овладѣть этимъ достойнымъ славы трофеемъ. Поэтому эти силы д. б. надежны, чтобы П.-Артуръ даже въ теченіе 3 мѣс. м. отбиться отъ настойчивости японцевъ". Поэтому Л. настаивалъ, чтобы и 9-я В.-Сибир. стрѣлк. дивизія вошла въ гарнизонъ Артура, говоря, что лишеніе 6—8 б-новъ для Манчжур. арміи не существенно. Повторилъ онъ это и въ депешѣ отъ 21 фвр. Куропаткину. Относ-но ав-рда на Ялу, выдвинутаго въ поддержку нашей к-цы, Л. былъ совершенно опредѣл. мнѣнія, к-рое онъ выразилъ и въ донесеніяхъ намѣстнику и предписаніяхъ ген. Кашталинскому и Мищенко. "Отрядъ на Ялу, — писалъ Л. — д. имѣть лишь демонстрат. характеръ... заставить прот-ка съ осторож-тью подходить къ Ялу. Наша 3-я стрѣлк. бр-да, какъ только получитъ свѣдѣнія о подходѣ прот-ка въ значит. силахъ, д. съ саперн. ротой отойти къ Фынхуанчену, не ввязываясь вовсе съ прот-комъ въ бой, какъ потому, что она не м. задержать на Ялу прот-ка, к-рый будетъ переправляться, вѣроятно, широк. фронтомъ, такъ и потому, чтобы безцѣльно не подвергать свои части подъ удары. Намъ необходимо лишь выиграть нѣк-рое время для соср-ченія въ Ляоянѣ. Ввязываться же съ непр-лемъ въ бой на Ялу нѣтъ никакой надобности". Позднѣе, какъ извѣстно, восторжествовало мнѣніе ген. Мищенко, поддержанное намѣстникомъ, считавшаго, что драться на Ялу необходимо, но, приведя туда еще 2 д-зіи. Несмотря на возраженія г.-м. Мищенко и отчасти Кашталинскаго, Л. остался при своемъ мнѣніи и убѣдилъ намѣстника не посылать на Ялу 1-ю стрѣлк. д-зію, какъ это предполагалось планомъ соср-ченія. Въ ряду распоряженій Л. этого періода слѣдуетъ отмѣтить, что онъ принялъ всѣ мѣры не нарушать нейтр-та Китая, дабы не вызвать его на нападеніе, могущее угрожать нашей Манчж. ж. д. Несмотря на рядъ свѣдѣній изъ Пекина, указывавшихъ на намѣреніе Китая присоединиться къ Японіи, на донесенія агентовъ, сообщавшихъ, что войска Юаньшикая собираются на Ляохе, чтобы угрожать Ляояну (отрядъ ген. Ма), Л. не двинулъ къ Ляохе ни одного солдата, презирая нестройныя кит. полчища, если бы они и были тамъ, и ограничившись наблюденіемъ за отрядомъ ген. Ма. Въ концѣ мрт. Л. вернулся въ Хабаровскъ. Отсылка Л. съ театра воен. дѣйствій, конечно, сильно повліяла на психику стар. солдата, обреченнаго на бездѣйствіе. Есть свѣдѣнія, что онъ просилъ и ген. Куропаткина и адм. Алексѣева оставить его въ арміи нач-комъ отряда на р. Ялу, но согласія не послѣдовало. Получая свѣдѣнія о тяжкихъ неудачахъ рус. оружія на Ялу, подъ Киньчжоу и Вафангоу, Л. сердился, недоумѣвалъ, и взгляды его на событія въ Манчжуріи хорошо обрисовываются въ письмѣ отъ 4 іюня 1904 г. къ ген. П. Ф. Унтербергеру, впослѣдствіи ком-щему войсками Приамурск. воен. округа: "По моему мнѣнію, тамъ (въ Манчжуріи) что-то всѣ растерялись. Сожалѣю, что я не остался у Куропаткина, но намѣстникъ и слышать не желалъ о моемъ оставленіи, говоря, что онъ весь Приамур. округъ обобралъ для Манчжур. арміи и еще взять Л. рѣшит-но не можетъ и не считаетъ себя въ правѣ. Но все же я повторяю, что тамъ въ арміи что-то растерялись. Я, напр., рѣшит-но не понимаю, к. обр. мы могли сидѣть на Ялу, когда японцы уже наканунѣ, 17 апр., перешли въ значит. силахъ Ялу и, конечно, д. б. и дѣйств-но атаковали наши войска. Находясь въ Ляоянѣ, я постоянно твердилъ нач-ку отряда на Ялу: уходить, какъ только будетъ замѣтно, что японцы на Ялу стали сильны... Я смотрѣлъ на этотъ отрядъ только лишь съ той мыслью, чтобы онъ служилъ задержкой японцевъ на Ялу на мѣсяцъ. Задачу свою этотъ отрядъ и выполнилъ. Имѣйте еще въ виду то обстоят-во, что этотъ отрядъ б. растянутъ на 14 вер.; уже такая растянутость указываетъ, что на него не возлагается никакой обороны. И вотъ онъ при такомъ растянутомъ положеніи, по приказанію кого-то, вынужденъ б. принять сраженіе противъ прот-ка въ 5 разъ сильнѣйшаго. Мое глубокое убѣжденіе, что ком-щій арміей мыслилъ: "Авось отобьются". Но въ такомъ случаѣ еще одну д-зію необходимо б. отправить на Ялу и занять позицію не какъ-нибудь, а по правиламъ для обороны. Вслѣдъ за симъ произошла высадка въ Бицзыво. И въ дан. случаѣ совершенно свободно и съ больш. успѣхомъ м. было бы воспрепятствовать высадкѣ. Однако же, ничего никто не надумался, и высадку японцы окончили съ успѣхомъ. Вслѣдъ за симъ состоялся штурмъ позиціи Киньчжоу, и этотъ штурмъ тоже японцамъ удался, тогда какъ я считалъ эту позицію неприступной. Впослѣдствіи всѣ подробности будутъ, конечно, извѣстны, но нынѣ я рѣшит-но не понимаю, какимъ способомъ японцы м. взять штурмомъ эту неприступ. позицію. По моему мнѣнію, для обороны этой позиціи б. оставленъ, вѣроятно, по легкомыслію, только одинъ полкъ — 5-й и самое большое 2 полка, к-рые, конечно, не м. занять позиціи въ 4½ вер., тогда какъ я предполагалъ и указывалъ занять эту позицію 4-мя полками, и смѣю Васъ увѣрить, что японцы въ этомъ случаѣ положит-но не м. бы ее взять штурмомъ... Послѣ всѣхъ этихъ неудачъ рѣшили I к-съ, для цѣлей, совершенно мнѣ непонятныхъ, выдвинуть на ю. къ Вафандяну и тамъ тоже самое наскочили на гораздо сильнѣйш. прот-ка. Такъ зачѣмъ же передвигаться на ю., если неизвѣстны силы прот-ка? Зачѣмъ же нашихъ славныхъ оф-ровъ и солдатъ ставить въ такое тяжкое положеніе, что они д. сдаваться въ плѣнъ? Смѣю Васъ увѣрить, что, если бы и на Ялу наши продержались бы еще 2 или 3 ч., то ни одинъ не избѣжалъ бы плѣна... всѣ были бы окружены... не думайте, однако, что у меня столъ дурное и тяжкое настроеніе; наоборотъ, я не унываю, но сержусь, для чего дѣлать ошибки, когда подумавши и помысливши, можно ихъ избѣжатъ. Итакъ, по моему мнѣнію, еще недостаточно имѣть обширныя отлич. профессорскія знанія, еще къ сему необходимо имѣть хотя бы немного творчества". Только послѣ боевъ на Шахе, съ раздѣленіемъ войскъ на театрѣ войны на 3 арміи, Куропаткинъ предложилъ Л. команд-ніе 1-ой арміей, составленной изъ I, II, III и IV Сибир. к-совъ и отряда ген. Ренненкампфа. Съ восторгомъ принялъ Л. приглашеніе, и въ концѣ окт. сибир. стрѣлки восторженно привѣтствовали своего "папашу", какъ называли Л. за глаза и оф-ры и солдаты. Гл. кв-ра Л. помѣщалась въ д. Хуаньшань, гдѣ въ простой фанзѣ онъ и жилъ. Началось Шахейское сидѣнье. Проходилъ окт., нбр., дкб. Шли безконеч. дебаты о планахъ дѣйствій. Въ этотъ періодъ Л. не проявилъ обычной настойч-сти, хотя опредѣленно указывалъ, что дѣйствія всѣхъ 3 армій д. б. единовр-ны. Паденіе Артура ускорило рѣшеніе, и 12 янв. 2-я армія начала наст-ніе на Сандепу. Однако, гл-щій въ день боя запретилъ 1-ой и 3-ей арміямъ всякое "содѣйствіе", приказавъ ожидать, "когда разовьются событія". Л. б. приказано даже не открывать огня на фронтѣ. Атака Сандепу окончилась неудачей, и начался нов. періодъ выжиданія "благопріятной обстановки". На совѣщаніяхъ у гл-щаго Л., какъ отмѣчаетъ офиціал. исторія, всегда стоялъ за самое рѣшител. продолженіе операцій (т. 5, 66). Такъ же рѣшит-но отвѣчалъ онъ и на письм. запросъ гл-щаго въ письмѣ отъ 9 фвр. 1905 г.: "Полагаю, что безусловно необходимо теперь же переходить въ наст-ніе. Всякое промедленіе будетъ невыгодно отражаться на томъ числен. перевѣсѣ, к-рый сейчасъ у насъ имѣется (подходила къ японцамъ и армія Ноги). Что же касается вопроса Вашего, — добавлялъ Л., — слѣдуетъ ли при успѣхѣ неотлагат-но развивать его дальше, или ограничиться взятіемъ Сандепу, то вопросъ этотъ не м. б. разрѣшенъ теперь, ибо вполнѣ зависитъ отъ самаго хода боя" (т. 5, 142). Въ другомъ письмѣ Л. указываетъ гл-щему на опасность отсрочки рѣшит. сраженія, "ибо р. Хунхе, въ тылу арміи, при вскрытіи, явится сильн. и опас. препятствіемъ" (т. 5, 133). На запросъ въ концѣ янв. о планѣ дѣйствій Л. отвѣчалъ: "Надо оставаться при прежнемъ планѣ — атаковать лѣв. флангъ, дабы не терять времени на соображенія новаго". Наконецъ, Л. просилъ гл-щаго, если общее наст-ніе будетъ отложено, разрѣшить ему "захватить с. Цзянчанъ на Тайцзыхе, и тѣмъ подбодрить войска". Когда японцы повели первыя атаки на отрядъ ген. Алексѣева у Цинхечена, Л. писалъ ему: "Немедленно сами наступайте и отбейте у японцевъ охоту насъ тревожить". Затѣмъ наступили Мукденск. бои. 1-я армія, по свидѣт-ву Куропаткина въ его отчетѣ (т. III, 99), къ 22 фвр. совершила рядъ геройскихъ дѣлъ и удержала всѣ свои растянутыя позиціи. "Однако, — пишетъ гл-щій, — дѣйствія 1-ой арміи носили пассив. характеръ, и прот-къ не только не оттянулъ свои силы къ своему прав. флангу, но продолжалъ свое смѣлое обход. движеніе". Пассив-сть Л. ген. Куропаткинъ усматриваетъ особенно въ дни 16—17 фвр., когда въ его распоряженіе онъ вернулъ I Сибир. к-съ, бывшій до этого у ген. Каульбарса (см. Мукденъ). Съ уходомъ I Сибир. к-са обратно къ Каульбарсу и изъятіемъ въ резервъ гл-щаго IV Сибир. к-са, на 10-й день ожесточенныхъ боевъ, врядъ ли 1-я армія м. дѣйствовать наступательно. На запросъ гл-щаго 20 фвр. "представить соображенія и расчеты по выполненію насгупательной операціи противъ Куроки", Л. отвѣтилъ, что, въ виду бывшаго ранѣе некомплекта людей и сильныхъ потерь (около 14—15 т. ч.), въ полкахъ остались лишь "жалкіе ряды", а въ его паркахъ выбраны всѣ руж. патроны, и наступать сейчасъ невозможко" (?.5, 377). При так. обстоят-вахъ о наст-ніи нечего б. и думать. 21 фвр. Л. получилъ предупрежденіе объ отходѣ на линію р. Хунхе, а 22-го отвелъ армію на Фулинскія и Фушунскія позиціи. Есть свѣдѣнія, что Л. просилъ Куропаткина 22 фвр. назначить его на прав. флангъ для атаки японцевъ, но согласія не послѣдовало. Удержаться на Хунхе нашимъ арміямъ, какъ извѣстно, не удалось, и 25 фвр. началось общее отступленіе къ Тѣлину. Войска 1-ой арміи отступили въ наибольшемъ порядкѣ, съ самой небольшой потерей обозовъ. 3 мрт. Л. б. назн. гл-щимъ вмѣсто А. Н. Куропаткина. Назначеніе его б. встрѣчено общей радостью и лучшими надеждами. Общество русское хотѣло вѣрить, что Л. есть именно тотъ вождь, к-рый "не мудрствуя лукаво и не дѣлая сложныхъ маневровъ, дастъ арміи побѣду своей непреклон. волей, своимъ опытомъ и знаніемъ нач-ковъ и солдат. души. Но Мукденское сраженіе такъ истощило силы обѣихъ сторонъ, что ни побѣдитель ни побѣжденный не были въ состояніи немедленно продолжать свои операціи. Л., принявшій армію на Сыпингайскихъ высотахъ и убѣдившійся, что японцы не преслѣдуютъ, рѣшилъ оставить армію у Сыпингая и дальше не отступать. Тяжелое наслѣдство принялъ Л. и, если онъ сумѣлъ, при содѣйствіи Спб., укомплектовать и хорошо снабдить армію и вновь сдѣлать ее грозной врагу, то слѣдуеть признать, что ему не удалось возстановить ея духъ и внушить вѣру въ побѣду. Годовой кошмаръ неудачъ, постоянно внушаемая мысль, что японцевъ гораздо больше, и что они обойдутъ, отрѣжутъ нашу армію, — столь крѣпко овладѣли умами оф-ровъ и солдатъ, что и свѣжія войска, прибывавшія изъ Россіи, очень быстро проникались этой мыслью и падали духомъ. Къ этому поисоединилась еще и революц. пропаганда. Донося Гос-рю 9 мрт. 1905 г. (депеша № 950) о состояніи арміи, Л. откровенно писалъ: "Обнаружено, что во время паники у Мукдена изъ рядовъ арміи потокомъ потекло на с. къ Харбину, частью при обозахъ, а большей частью по одиночкѣ, около 60 т. н. чин., преимущ-но запасныхъ. Таковой повальный уходъ солдатъ изъ арміи въ тылъ за всю мою 50-лѣт. службу я встрѣчаю первый разъ и, простите, Ваше Величество, что Васъ огорчаю, но не считаю возможнымь скрыть столь неслыхан. явленіе". Однако, самъ Л. не упалъ духомъ и въ депешѣ № 1106 отъ 22 мрт. писалъ Гос-рю, что, "несмотря на многочислен. затрудненія, по моему глубок. убѣжденію, Россія въ наст. время ни подъ какимъ предлогомъ не д. просить мира у Японіи... Россія, по моему мнѣнію, не только можетъ, но и должна во что бы то ни стало продолжать войну, чтобы побѣдить Японію, т. к. средствъ у Россіи еще много, а прося мира у Японіи, мы должны готовиться заплатить контрибуцію въ 1, а м. б., и въ 2 милліарда рублей". Не менѣе характерна и полна увѣренности и спокойствія, переписка Л. съ кит. ген.-губ-рами въ Манчжуріи. Такъ, напр., извѣщая Цицикарскаго цзянь-цзюня Дагуя о назначеніи въ Цицикаръ новаго росс. воен. комиссара полк. Линда (послѣ убитаго полк. Богданова, см. это) въ письмѣ отъ 12 мрт. 1905 г.) № 2760, гл-щій сообщилъ слѣд.: "Объявите населенію провинціи, чтобы оно спокойно занималось полев. работами и не допускало япон. шпіоновъ находиться въ селеніяхъ и выдавать наши воен. тайны. Объявите, что война до вашихъ границъ не дойдетъ и пошлите монгольск. князьямъ сказать, чтобы они не пускали къ себѣ въ хошуны япон. солдатъ. Прошу имѣть также въ виду, что если русскіе подданные будутъ у васъ въ провинціи терпѣть какія-либо обиды отъ населенія, то я приму строгія мѣры наказать виновныхъ, а Хейлунцзянскую провинцію объявлю на воен. положеніи, и тогда будутъ большія строгости, а Вы, навѣрно, слышали въ Пекинѣ, что ген. Л. на вѣтеръ словъ не говоритъ". Писать письма въ такомъ тверд. тонѣ сейчасъ же послѣ пораженія подъ Мукденомъ и когда повсюду въ Манчжуріи обнаружились волненія, могъ, конечно, только ген-лъ, глубоко увѣренный въ силѣ рус. войскъ и окончат-ной нашей побѣдѣ. На запросъ Государя, какъ отразилась на настроеніи арміи Цусимская катастрофа, Л. отвѣчалъ въ депешѣ Государю отъ 23 мая (Офиц. ист. войны, т. VI, 189): "Совершенно неожиданная для всѣхъ насъ потеря всей Тихоокеан. эс-дры подѣйствовала на армію удручающе, но нисколько не поколебала принятаго мною рѣшенія продолжать держаться на Сыпингайск. позиціи". Въ друг. депешѣ, отъ 20 мая, Л. писалъ: "Послѣ потери флота мы нынче переживаемъ столь тяжелое время, что должны переходить въ наст-ніе только тогда, когда успѣхъ будетъ за нами вполнѣ обезпеченъ, и притомъ полн. успѣхъ". Поэтому Л. просилъ о спѣшн. высылкѣ укомпл-ній изъ молод. солдатъ 1905 г.) присылкѣ еще 2 к-совъ, кромѣ IX и XIX, присылкѣ въ резервъ еще 80 т. ч. и о назначеніи ежедневно 6 воин. поѣздовъ для войсков. эшелоновъ (т. VI, 190). Обстановка требовала отъ Л. особой осторожности, и внимат. изученіе документовъ убѣждаетъ, что Л., занимая всѣхъ составленіемъ многочисл. плановъ обороны Сыпингая, а потомъ и атаки япон. позицій, намѣренно тянулъ время, выжидая резул-товъ переговоровъ въ Портсмутѣ, о к-рыхъ начались толки вслѣдъ за Цусимскимъ пораженіемъ. Въ то же время изъ Россіи въ армію сыпались прокламаціи, муссировавшія происходившіе тамъ безпорядки, призывавшія къ измѣнѣ, твердившія "чѣмъ хуже, тѣмъ лучше". Гл-щій ежедневно получалъ сотни подметн. писемъ, указывавшихъ на упадокъ дисц-ны. Вотъ обстановка, при к-рой приходилось Л. создавать планы дѣйствій противъ японцевъ. Онъ ясно видѣлъ, что въ войскахъ потеряна вѣра въ нач-ковъ. На предложеніе его ген. Струкову и Гродекову принять въ команд-ніе 3-ю армію, оба они отказались, и эту армію получилъ старый сослуживецъ Л. по Кавказу, ген. Ботьяновъ. Поэтому, энергично требуя изъ Спб. быстраго и непрерыв. отправленія подкр-ній и заботясь объ устройствѣ тыла армій и дорогъ къ Харбину, требуя отъ ком-щихъ арміями разработки плановъ воен. дѣйствій, Л. не рѣшился, однако, перейти въ наст-ніе. Сомнѣніе его въ моральн. качествахъ арміи видно, напр., изъ того, что, опредѣляя къ 1 мая силы японцевъ въ 390 т. штыковъ, онъ требовалъ довести нашу армію до 550 т., дабы превосходить японцевъ "не менѣе какъ въ 1½ раза" (депеша 25 апр., № 982). Въ началѣ іюля онъ просилъ выслать въ армію 150 т. солдатъ срока 1904 г.) какъ наиболѣе подгоговленныхъ, и жаловался на перерывъ въ перевозкахъ, лишившій его 80 т. ч. укомпл-ній, при чемъ добавлялъ, "что никакое иск-во ген-ловъ не м. восполнить 80 т. штыковъ". Что касается его плановъ воен. дѣіствій, то можно сказать, что въ первые 3 мѣс. стоянки на Сыпингаѣ планы эти были строго оборонит-ные, и даже не было увѣренности въ томъ, что войска отстоятъ эту позицію. Только съ начала іюля начинается разработка наступат. плановъ, и на воен. совѣтѣ 21 іюня Л. ставитъ вопросъ, не время ли намъ самимъ переходить въ наступленіе, въ виду усиленія арміи до 440 т. ч. Было предложено штабамъ армій немедленно разработать планы наступат. дѣйствій, но таковые б. представлены лишь къ 1 авг. Общее вниманіе, видимо, было обращено на Порсмутъ. Однако, непомѣрныя требованія японцевъ въ Портсмутѣ побудили государя дать указанія Л. о необходимости съ нашей стороны активн. дѣйствій. Въ депешѣ отъ 7 авг. 1905 г. Государь писалъ: "Политич. условія и интересы Россіи требуютъ успѣха нашего оружія. Переговоры въ Портсмутѣ не должны умалять вашей настойчивости въ достиженіи успѣха надъ врагомъ. Я твердо увѣренъ, что, когда обстоят-ва укажутъ вамъ возможность доказать силу рус. оружія, вы не упустите перейти въ рѣшит. наст-ніе, не испрашивая на это Моего утвержденія и согласія" .(Офиц. ист., т. VI, 259). Спѣшно начались навыя совѣщанія. А. Н. Куропаткинъ настаивалъ на ударѣ своей арміей въ прав. флангъ прот-ка, что противорѣчило плану, разработанному въ штабѣ гл-щаго арміи и одобренному уже Л.: ударить въ лѣв. флангъ японцевъ, у Кайпинсяна, арміей Ботьянова изъ 6 к-совъ, к-рый, послѣ большихъ пререканій, и былъ 16 авг. утвержденъ. Были сдѣланы уже предварит. распоряженія для наступленія, но 19 авг. Л. получилъ депешу Гос-ря Имп-ра о соглашеніи нашихъ и япон. уполномоченныхъ въ Портсмутѣ. Война б. окончена. Медлит-сть Л. несомнѣнна, но она объясняется исключ-но неувѣренностью въ успѣхѣ при наличн. силахъ и состояніи войскъ. Офиціал. исторія войны говоритъ, что онъ рѣшилъ выжидать прибытія въ армію, кромѣ IV, IX и XIX к-совъ, еще и XIII к-са и тогда перейти въ наступленіе. Но дѣло было, конечно, не въ офиціал. счетѣ штыковъ. Своему довѣрен. лицу Л. однажды сказалъ:"Зачѣмъ я часто раздаю въ полкахъ солдат. кресты? А вѣдь я повѣрку рядовъ дѣлаю; знаю, что на раздачу крестовъ прибѣжитъ всякій, кто только можетъ. И что же, вотъ справка, что въ ротахъ N-скаго полка 110 рядовъ, а я вчера нашелъ на лицо 65 рядовъ въ ротѣ. Значитъ, въ полку больше тысячи въ команд-кахъ, и знаю, что всѣ команд-ки вызваны жизнью, нуждой полковой". Заслуга Л. въ томъ, что послѣ Мукдена онъ не ушелъ къ Харбину, вновь собралъ грозную армію, проявилъ огром. дѣят-сть по подготовкѣ будущихъ воен. операцій, тщат-но скрылъ отъ всѣхъ свою неувѣренность въ побѣдѣ и вселилъ въ японцевъ сомнѣніе въ будущихъ успѣхахъ. Это сомнѣніе и грозный видъ арміи Л. побудили япон. уполномоченныхъ предложить пріемлемыя для достоинства Россіи условія мира. Государь оцѣнилъ заслугу Л. по созданію грозной вооруж. силы и въ день заключенія мира пожаловалъ его Своимъ ген.-ад-томъ. Предстояла еще огромная работа по демобилизаціи и эвакуированію арміи въ Европ. Россію, и въ этой работѣ, мало подготовленный къ ней прежней службой, Л. не нашель, къ сожалѣнію, и опытн. пом-ковъ. Ко времени ратификаціи мирн. договора плана демобилизаціи и расформ-нія обозовъ составлено не б., и таковыя производились крайне медленно и безсистемно, что повлекло за собою значит. перерасходы казны. Послѣ продолжит. сношеній съ Спб. Л. опредѣлилъ очередь отправленія войскъ обратно въ Россію слѣд. обр.: отправленіе д. б. происходить цѣлыми частями войскъ, сначала конница и казаки, какъ самые дорогіе по содержанію, засимъ сибир. к-са, а затѣмъ прочіе к-са въ обрат. порядкѣ ихъ прибытія изъ Россіи. Однако, внутр. событія заставили нарушить этотъ разумно выработанный планъ. Перевозка началась 13 окт., а съ 15-го началась грандіоз. ж.-д. забастовка на Сибирской и Забайкальской ж. д. Хотя черезъ нѣск. дней порядокъ б. возстановленъ, но ж.-д. хозяйство б. сильно разстроено, и Сибир. ж. д. не могла пропускать болѣе 3 паръ поѣздовъ. Эвакуація затягивалась, а въ войскахъ возрастали волненія. Все это побудило Л. измѣнить планъ эвакуаціи и въ 1-ю очередь отправить только запасныхъ. На это онъ получилъ согласіе воен. мин-ра, при условіи возвращенія въ головѣ запасныхъ IX к-са и IV Сибирскаго. Работа по эвакуаціи оказалась необычайно сложной и, благодаря неточн. учету запасныхъ и многочисл. побѣгамъ изъ арміи на ж. д. одиночныхъ людей, выполненіе намѣченнаго плана оказалось положит-но невозможнымъ. Въ половинѣ нбр. на Сибир., Забайкал. и В.-Кит. ж. д. началась новая "телеграфная" забастовка, и гл-щій оказался отрѣзаннымъ отъ Спб. и Иркутска. Не зная, продвигаетъ ли Сибир. дорога отправляемые на нее поѣзда съ запасными, Л. торопилъ отправкой эшелоновъ изъ Харбина, откуда ежедневно въ нбр. и дкб. отправлялось по 7—8 воин. поѣздовь, въ то время, какъ Сибир. дорога пропускала лишь 4 поѣзда, что, естественно, произвело необычайную закупорку въ Читѣ и Иркутскѣ и неминуемо вело къ полному безпорядку въ движеніи. Узнавъ лишь въ концѣ дкб. о безпорядкахъ и буйствѣ запасныхъ на Сибир. ж. д., Л. приказалъ въ каждый эшелонъ запасныхъ назначать строевую роту, и постепенно эвакуація наладилась; къ концу фвр. 1906 г. всѣ запасные б. вывезены, а въ перемежку съ ними происходила отправка и Сибир. к-совъ. Одновр-но съ трудами по эвакуаціи арміи Л. выпала тяжелая обяз-ть бороться съ сильной революц. пропагандой въ войскахъ, слѣды к-рой обнаружились еще лѣтомъ 1905 г. Октябрьск. забастовки проявились открыт. бунтами во Владивостокѣ, Читѣ, Благовѣщенскѣ, Хабаровскѣ и Иркутскѣ. Выс. манифестъ 17 окт. б. встрѣченъ политич. демонстраціями во всѣхъ городахъ Д. Востока и, особенно, во Владивостокѣ и Харбинѣ. Броженіе передалось и въ армію. Безсиліе властей прекратить забастовку на ж. д. и задержка въ отправленіи эшелоновъ изъ арміи глухо волновали войска. Когда къ ноябр. забастовкѣ примкнули Вост.-Кит. и Уссурійская ж. д., образовавшія стачечный ком-тъ для упр-нія ими, Л. молчаливо призналъ сущ-ніе этого самозван. ком-та, только дабы не задержать запасныхъ, и эвакуація дѣят-но продолжалась. Однако, броженіе среди запасныхъ все разрасталось, и въ дкб. дошло до открытыхъ возмущеній и жалобъ старш. нач-камъ скопомъ о скорѣйш. отправленіи на родину. Никакихъ репрессив. мѣръ противъ этой многочисл. массы запасныхъ Л. не принялъ, смотря на это, какъ на повальную болѣзнь — "тоску по родинѣ". Отсутствіе карател. мѣръ противъ стачечниковъ, забастовщиковъ и запас. солдатъ въ Спб. б. поставлено въ вину Л., 6 фвр. 1903 г. онъ б. отозванъ, и о немъ б. назначено разслѣд-ніе по обвиненію въ бездѣйствіи власти. По поводу этихъ обвиненій Л. писалъ во всеподд. письмѣ отъ 28 апр. 1906 г.: "Во время народн. волненій въ Россіи мнѣ необходимо было считаться одновр-но съ двумя положеніями: на ж. д. были стачечники, не препятствовавшіе, однако, эвакуаціи арміи на родину, а съ друг. стороны — броженіе въ арміи именно на почвѣ крайне медлен. увольненія на родину. Я могъ начать громить стачечниковъ и идти къ Иркутску, но такое рѣшеніе могло вызвать полн. забастовку и остановку всего движенія съ порчей пути, паровозовъ и мостовъ, а это было въ высш. степени рискованно и могло вызвать въ арміи мятежъ, подобный Владивостокскому, размѣры к-раго трудно и опредѣлить. При 2-мъ рѣшеніи я могъ отложить расправу со стачечниками на нѣк-рое время и продолжать вывозить изъ арміи запасныхъ н. ч., какъ я и сдѣлалъ, и послѣдствія явно показали правильность 2-го рѣшешенія. Къ концу дкб. армія настолько освободилась отъ запасныхъ, что я имѣлъ возможность послать стрѣлк. части въ Харбинъ, Никольскъ-Уссурійскій, Хабаровскъ, Владивостокъ, Читу и Иркутскъ, и, по мѣрѣ прибытія названныхъ частей, въ этихъ пунктахъ возстанавливался полн. порядокъ, а зачинщики арестовывались. Я не отрицаю заслугъ ген. Ренненкампфа и Меллеръ-Закомельскаго въ дѣлѣ водворенія порядка въ Читѣ и Иркутскѣ, но водвореніе порядка на ж. дорогахъ началось по моимъ распоряженіямъ въ концѣ дкб. 1905 г.) а послѣ моего отъѣзда только доканчивались аресты и судъ надъ виновными. Докладываю Вашему Величеству, что со стачечниками я никакихъ сношеній, ни письменныхъ ни словесныхъ, не имѣлъ и орденовъ имъ не раздавалъ. Государь, я слѣдствія не боюсь, ибо никакой вины за собой не вижу, но обязываюсь доложить, что слѣдствіе надо мной унижаетъ въ глазахъ арміи и общества и меня и высокое званіе рус. гл-щаго и будетъ лишь въ интересахъ враговъ отеч-ва. Если я лишился уже довѣрія Вашего Велич-ва, то хотѣлъ бы вѣрить, что Вы меня осудили за неумѣніе, а не за умыселъ, и мнѣ остается просить лишь одного — отпустить меня на покой". Гос-рю благоугодно б. приказать возбужденное дѣло прекратить и на первомъ же пріемѣ обласкать Л. Однако, испытанія послѣд. лѣтъ надломили крѣпкое здоровье Л., и легкая простуда быстро свела его въ могилу. Онъ ум. 10 апр. 1908 г. и похороненъ на кладбищѣ Александро-Невской лавры. Смерть Л. б. встрѣчена общей печалью участниковъ Манчжур. кампаніи. Почтили его память особ. вѣнкомъ, возложеннымъ на гробъ, и враги его японцы. Это былъ типичный ген-лъ нашей Кавказ. арміи, пользовавшійся въ войскахъ огром. популярностью, любовью и довѣріемъ. Его Пекин. походъ показалъ, что войска въ его присутствіи б. способны на самыя изумит. усилія, и назначеніе его гл-щимъ послѣ Мукдена б. прямо необходимо, ибо прежде всего надо было назначить ген-ла, пользующагося полнымъ довѣріемъ массъ. Какъ человѣкъ, Л. былъ типичный малороссъ — по уму, характеру и привычкамь. Его природ. юморъ и живой практич. умъ, способность проникать въ сущность воен. явленій, наконецъ, глубокое знаніе воен. быта, умѣніе привлекать къ себѣ солдат. сердца — все это д. б. оставить значит. слѣдъ на воспитаніи и устройствѣ войскъ, бывшихъ подъ его командой. Объ этомъ свидѣтельствуетъ рядъ разсказовъ-анекдотовъ, ходившихъ въ арміи. Въ нихъ Л. — несомнѣнно, оригинальный, нравный человѣкъ, добродушно ворчливый и причудливый, съ хитрецой, но большимъ простымъ здравымъ смысломъ и непреклон. волей. Л. оставилъ обшир. мемуары (19 тетрадей), обнимающіе его интерес. службу въ періодъ 1885—1905 гг. (Колюбакинъ, Дѣйствія Кобулетскаго отряда въ 1877 г.; Матеріалы для описанія воен. дѣйствій въ Китаѣ 1900 г.) изд. гл. шт.; Овсяный, Воен. дѣйствія въ Китаѣ, 1910; Янчевецкій, У стѣнъ недвижнаго Китая; Офиціал. исторія войны 1904—05 гг., тт. 1, 2, 5, 6 и 7; Отчетъ ком-щаго 1-ой Манчж. арм. за 1904 г.; Отчетъ А. Н. Куропаткина, тт. 3 и 4; В. Флугъ, Планъ стратегич. развертыванія на Д. Востокѣ 1903 г.) "Воен. Сб." 1911 г.; В. А. А., Ген. Л., "Лѣтопись войны съ Японіей", № 56; А. Рогачевскій, Памяти Н. П. Л., "Рус. Инв." 1908 г.) № 90; Г.-ад. Н. П. Линевичъ, "Рус. Инв." 1908 г.) № 85; М. Меньшиковь, Послѣдній вождь, "Нов. Вр." 1908 г.) № 11525; Эль-Эсъ, Памяти Н. П. Л., "Нов. Вр." 1908 г.) № 11524; Ю. Елецъ, Памяти ген. Л., "Нов. Вр." 1908 г.) № 11527; Кончина г.-ад. Л., "Петерб. Газ." 1908 г.) № 100; Послѣд. минуты Н. П. Л., "Бирж. Вѣд." 1908 г.) № 10449; Freg et Voyron, Rapport sur l’expédition de China, 1904).


Военная энциклопедия. — СПб.: Т-во И.Д. Сытина. . 1911—1915.


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»