Дело парохода "Ангальт"


Дело парохода "Ангальт"

ДѢЛО ПАРОХОДА "АНГАЛЬТЪ", эпизодъ изъ рус.-яп. войны, имѣетъ большое и поучит. значеніе для развитія междунар. права по вопросу о воен. контрабандѣ. Обстоят-ва дѣла таковы. Въ окт. 1904 г., когда яп-цы осаждали П.-Артуръ, рус. воен. агентъ, полк. Огородниковъ, заключилъ договоръ въ Цзиньтау съ уполномоч. нѣск. нѣм. фирмъ, отстав. герм. кап. Гелльфельдомъ, о покупкѣ у него арт. орудій и боев. къ нимъ припасовъ, вмѣстѣ съ находившимся въ Гамбургѣ пароходомъ Ангальтъ (Anhalt), к-рый д. б. подъ герм. флагомъ доставить этотъ грузъ вмѣстѣ съ воен. припасами, посылавшимися рус. воен. мин-ствомъ изъ Кронштадта въ П.-Артуръ. Пароходъ б. переведенъ на имя Маттая, представителя гамбург. фирмы "Клеменсъ Мюллеръ", продавшей пароходъ Гелльфельду, коносаменты б. выданы на имя Гелльфельда, съ обозначеніемъ мѣста назначенія груза въ Цзинь-тау, и адресованы въ Рус.-Кит. банкъ въ Тянь-цзинѣ. Хотя А. со своей воен. контрабандой и имѣлъ мало шансовъ пробраться въ осажд. П.-Артуръ, однако, воен. мин-ство впередъ выплатило Гелльфельду, по частямъ, всю условленную покупн. цѣну — 4,5 милл. мар. Въ нач. 1905 г. Гелльфельдъ снова предложилъ полк. Огородникову: 1) купить у него еще партію арт. орудій, передѣланныхъ изъ орудій стар. образца, за 4,5 милл. мар., или 2) купить эти орудія безъ передѣлки за 3 милл. мар., или же 3) не покупать этихъ орудій, а заплатить ему, Гелльфельду, 1,3 милл. мар. за обязат-во не продавать этихъ орудій японцамъ. Впослѣдствіи выяснилось, что Гелльфельдъ еще осенью 1903 г. купилъ въ Шпандау на складѣ въ арсеналѣ партію стар. арт. орудій за сумму ок. 400 т. мар., к-рыя и желалъ продать нашему воен. мин-ству, въ виду будто бы выраженнаго Россіей желанія скупить всѣ имѣвшіяся въ то время на міров. рынкѣ арт. орудія и ихъ принадлежности, дабы лишить Японію возм-сти пріобрѣсти ихъ. По поводу этого предложенія Гелльфельда полк. Огородниковъ вошелъ въ телегр. переписку съ ген. Куропаткинымъ и воен. министерствомъ. 23 фвр. 1905 г. предложеніе Гелльфельда воен. мин-ствомъ б. отклонено, и объ этомъ полк. Огородниковъ поставилъ въ извѣстность Гелльфельда, но послѣдній понялъ его въ томъ смыслѣ, что полк. Огородниковъ принялъ его предложеніе купить орудія безъ передѣлки за 3 милл. мар.; отсюда и возникло впослѣдствіи его требованіе съ рус. прав-ства этой суммы. Когда П.-Артуръ уже б. взятъ, А. прибылъ въ г. Падангъ на о-вѣ Суматра, гдѣ Гелльфельдъ получилъ увѣдомленіе, что онъ д. ожидать распоряженія рус. прав-ства, возвращаться ли въ Гамбургъ или слѣдовать во Владивостокъ. Гелльфельдъ, однако, рѣшилъ поставить А. въ такое мѣсто, гдѣ рус. прав-ство было бы безсильно получить пріобрѣтенный имъ пароходъ; для выполненія этого плана повѣренный Гелльфельда, Швирингъ, подъ предлогомъ перемѣны кап. А., на что б. получено разрѣшеніе полк. Огородникова, взялъ коносаменты изъ Рус.-Кит. банка и переписалъ пароходъ на свое имя, заявивъ, что купилъ его у Маттая. 1 мая полк. Огородниковъ телеграфировалъ Швирингу, чтобы онъ приготовился къ отплытію въ Гамбургъ, но Швирингъ А. въ Гамбургъ не отправилъ, а оставилъ въ Падангѣ, при чемъ расходы по стоянкѣ парохода получалъ отъ рус. прав-ства; наконецъ, по настоянію воен. вѣд-ва, мин-ство иностр. дѣлъ предписало рус. консулу въ Сингапурѣ Рудановскому отправить А. по назначенію или разгрузить его; но и это не помогло: А., фиктивно принадлежавшій Швирингу, остался въ Падангѣ. По заключеніи мира б. рѣшено отправить А. во Владивостокъ; получивъ такое распоряженіе Швирингъ 21 окт. 1905 г. телеграфировалъ Огородникову, прося его перевести 791.730 р. на расходы и выполнить второй договоръ съ Гелльфельдомъ о покупкѣ орудій. 3 нбр. Огородниковъ телеграфировалъ Швирингу, что съ нимъ онъ не имѣетъ никакихъ расчетовъ и нѣтъ никакихъ доказат-въ, подтверждающихъ его требованія. 25 нбр. рус. консулъ въ Сингапурѣ сообщилъ Швирингу, что рус. ген. штабъ требуетъ немедленной отправки А. во Владивостокъ; но Швирингъ приказалъ кап. парохода идти въ Цзинь-тау, куда А. и прибылъ 2 дкб. Въ тотъ же день Швирингъ получилъ въ Сингапурѣ оть рус. консула 70 т. р. на дальнѣйшій путь парохода во Владивостокъ, а полк. Огородниковъ получилъ телеграмму отъ рус. посл-ка въ Кореѣ Павлова съ приказаніемъ заплатить Швирингу 791.730 р. въ возмѣщеніе убытковъ Гелльфельда, к-рый иначе отказывается выдать коносаменты, а это исключаетъ возм-сть дальнѣйш. слѣдованія А.; деньги б. уплачены, и тогда Швирингъ заявилъ рус. консулу въ Сингапурѣ, что онъ — владѣлецъ А. и задержитъ его въ Цзинь-тау до тѣхъ поръ, пока рус. прав-ство не выполнитъ своихъ обязат-въ по второму договору съ Гелльфельдомъ. 11 дкб. Швирингъ телеграфировалъ Огородникову, что 4 дкб. 1906 г. А. д. б. выкупленъ рус. прав-ствомъ, иначе онъ будетъ проданъ, какъ залогъ, обезпечивавшій другіе, невыполненные Огородниковымъ, договоры съ Гелльфельдомъ. Послѣ такого заявленія рус. прав-ство попыталось дипломатическимъ путемъ добиться выдачи А., но безуспѣшно; тогда оно обратилось въ герм. колоніальный судъ въ Кіао-чао съ искомъ о возвращеніи Гелльфельдомъ А. съ грузомъ и о взысканіи съ него 73.473 долл.; полк. Огородниковъ б. уполномоченъ воен. мин-ромъ на веденіе этого дѣла во всѣхъ судебныхъ инстанціяхъ; съ своей стороны, Огородниковъ далъ довѣренность на веденіе дѣла нѣм. адвокату въ Цзинь-тау, доктору Коху. Гелльфельдъ предъявилъ встрѣчн. искъ въ размѣрѣ 3 милл. мар. Предъявивъ искъ въ герм. судѣ, наше прав-ство тѣмъ самымъ признало компетенцію герм. суда въ дан. дѣлѣ. 22 нбр. 1906 г. судъ въ Кіао-чао разсмотрѣлъ оба иска и постановилъ встрѣчн. искъ устранить, какъ истекающій изъ основаній междунар. права; по жалобѣ Гелльфельда дѣло б. перенесено во 2-ю инстанцію, въ консульск. судъ въ Шанхаѣ, к-рый 9 апр. 1907 г. постановилъ возвратить дѣло въ судъ 1-ой инстанціи для разсмотрѣнія совмѣстно съ встрѣчн. искомъ. Въ это время веденіе этого дѣла б. возложено воен. мин-ствомъ на ген. Войцѣховскаго, к-рый успѣшно повелъ дѣло, и колон. судъ 28 окт. 1907 г. постановилъ рѣшеніе, коимъ признавалось, что пар. А. принадлежитъ рус. прав-ству и подлежитъ выдачѣ, а коносаменты фиктивны. Гелльфельдъ на это рѣшеніе подалъ аппелляц. жалобу въ высшій судъ въ Цзинь-тау; послѣдній рѣшеніемъ 7 іюля 1909 г. постановилъ возвратить дѣло въ колон. судъ въ Цзинь-тау, к-рый 23 снт. 1909 г., выслушавъ объясненія сторонъ, при чемъ представителемъ интересовъ рус. прав-ства былъ нашъ в.-консулъ въ Чифу, г. Кристи, постановилъ: рус. прав-ству въ искѣ отказать и взыскать съ него въ пользу Гелльфельда 31/2 милл. мар. Для обжалованія этого рѣшенія б. данъ мѣсяч. срокъ, к-рымъ нашъ представитель, однако, не воспользовался. Во все время процесса А., согласно постановленію колон. суда, т.-е. съ нбр. 1906 г., оставался въ Цзинь-тау, что стоило нашему прав-ству 500 т. мар. По всей вѣроятности, присужденныя деньги б. бы уплачены Гелльфельду, если бы онъ, довольствуясь временно достаточ. обезпеченіемъ въ видѣ парохода и его груза, не поторопился съ принудит. взысканіемъ, избравъ такой способъ, к-рый неизбѣжно д. б. произвести скандалъ на всю Европу. Онъ обратился въ берлин. окр. судъ съ просьбой о наложеніи на основаніи вошедшаго въ закон. силу рѣшенія герм. колон. суда въ Цзинь-тау ареста на имѣющіяся въ банкир. домѣ Мендельсонъ и Ко фонды рус. правительства. Берлин. судъ постановленіемъ отъ 2/15 дкб. 1909 г. удовлетворилъ просьбу Гелльфельда, и на наши фонды у Мендельсона въ суммѣ 31/2 милл. мар. б. наложенъ арестъ. Герм. мин-ство иностр. дѣлъ б. озадачено такой рѣшит. судеб. мѣрою противъ дружеств. сосѣд. гос-тва; оно тотчасъ же вмѣшалось въ дѣло, и само возбудило вопросъ о подсудности настоящ. дѣла герм. юрисдикціи съ точки зрѣнія общепризнанныхъ началъ междунар. права, хотя наше мин-ство иностр. дѣлъ и не обжаловало постановленія берлин. суда, а предоставило дѣйствовать герм. дипломатіи. Однако, Гелльфельдъ настаивалъ на выдачѣ ему судеб. порядкомъ 31/2 милл. мар. отъ банкир. дома Мендельсонъ и Ко, и тогда берлин. окр. судъ отложилъ удовлетвореніе его претензіи до разсмотрѣнія возбужденнаго вопроса о подсудности дѣла палатой по дѣламъ о подсудности. Послѣдняя разсматривала вопросъ въ засѣданіи 12/25 іюня 1910 г., при чемъ докладчикъ, въ своемъ изложеніи обстоят-въ дѣла, указалъ, что "при разсмотрѣніи основного иска въ Цзинь-тау представители рус. иска, два консула, заявили о готовности рус. прав-ства подчиниться всѣмъ постановленіямъ герм. суда". На этотъ же фактъ настойчиво ссылались и повѣренные Гелльфельда, доказывая, что послѣ законно состоявшагося судеб. рѣшенія не можетъ уже возникать вопросъ о подсудности, что для исполненія такого рѣшенія нѣтъ друг. мѣръ, кромѣ судебныхъ, посредничество же мин-ства иностр. дѣлъ является запоздалымъ и безцѣльнымъ и не можетъ ни въ чемъ измѣнить и поколебать ни закон. силы рѣшенія, ни обязат-сти его исполненія. Повѣревный банкир. дома Мендельсонъ и Ко, адвокатъ Лёбъ, утверждалъ, что принудит. судеб. мѣры, направленныя противъ гос-тва, не допускаются междунар. правомъ, т. к. гос-тво, въ силу своей незав-сти, ничьей судебно-исполнит. власти подчиниться не можетъ, и что заявленія мѣстн. рус. консуловъ не обязат-ны для рус. прав-ства, т. к. консулы не считаются дипломат. агентами, и не имѣютъ не только представит. характера, но и вообще политич. функцій. Наконецъ, представитель герм. мин-ства иностр. дѣлъ высказалъ мнѣніе, что въ дан. случаѣ д. б. примѣняемо не герм. право, а международное, к-рое категорически воспрещаетъ принудит. исполненіе судеб. рѣшенія отеч. суда противъ инозем. державы, допуская лишь междунар. судъ, имѣющій всегда характеръ суда третейскаго. "Если рус. прав-ство выразило готовность подчиниться рѣшенію суда въ Цзинь-тау, то это далеко еще не значитъ, что оно обязано подчиняться всѣмъ герм. судеб. установленіямъ". Мин-ство иностр. дѣлъ находило, что рѣшеніе суда д. б. представлено дипломат. путемъ рус. прав-ству для уплаты присужденной съ него суммы, если же оно откажетъ въ этомъ, то "тогда и надлежитъ обсудить, что м. б. сдѣлано, согласно принципамъ междунар. права, для оказанія содѣйствія кредитору въ полученіи принадлежащихъ ему денегъ". Выслушавъ объясненія сторонъ и обсудивъ возбужденный вопросъ, судеб. палата по дѣламъ о подсудности постановила, что "обычный закон. путь въ наст. дѣлѣ недопустимъ, и что конфликтъ относ-но компетенціи обоснованъ правильно, вслѣдствіе чего постановленіе 15 дкб. 1909 г. о наложеніи ареста въ видахъ обезпеченія и взысканія подлежитъ отмѣнѣ". Представителемъ интересовъ рус. прав-ства въ Берлинѣ являлся юрисконсультъ мин-ства финансовъ д. с. с. К. К. Дыновскій. Т. обр., съ капиталовъ рус. госуд. казначейства, находящихся на храненіи въ Берлин. банкир. домѣ Мендельсонъ и Ко, арестъ б. снятъ и оскорбит. для Россіи элементъ устраненъ изъ дѣла; однако, по существу рѣшеніе герм. колон. суда въ Цзинь-тау остается въ силѣ; за отст. кап. Гелльфельдомъ сохранено право на полученіе изъ рус. госуд. казначейства 31/2 милл. мар., и герм. мин-ство иностр. дѣлъ взяло на себя посредничество въ веденіи переговоровъ съ рус. прав-ствомъ объ уплатѣ имъ Гелльфельду этой суммы. Въ наст. время переговоры эти и ведутся. ("Вѣстн. Европы" 1910 г., № 7; Von Dynousky, Der Streitfall Anhalt-Hellfeld, брош. на правахъ рукописи).


Военная энциклопедия. — СПб.: Т-во И.Д. Сытина. . 1911—1915.


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»

We are using cookies for the best presentation of our site. Continuing to use this site, you agree with this.