Леер, Генрих Антонович


Леер, Генрих Антонович

ЛЕЕРЪ, Генрихъ Антоновичъ, ген. отъ инф., профессоръ воен. иск-ва, род. въ 1829 г. въ Н. Новгородѣ. Учился въ Спб. въ Ларинской г-зіи и въ 1844 г. поступилъ кондукторомъ въ кондуктор. роту гл. инж. уч-ща; въ 1848 г. б. произв. въ прап-ки полев. инж-ровъ, съ оставленіемъ при уч-щѣ для прохожденія курса офицер. классовъ. Хотя воен. исторія преподавалась въ Инж. уч-щѣ неудовлетвор-но, но все-таки Л. настолько увлекся ею, что даже сталъ переводить съ франц. извѣст. сочиненіе Роконкура по исторіи воен. иск-ва. Однако, знаменитый Остроградскій, преподававшій математику въ уч-щѣ и любившій бесѣдовать съ Л. о воен. исторіи, сказалъ ему по этому поводу: "Никогда не переводи, если можешь написать что-нибудь мало-мальски самост-ное". На дѣйств. службу Л. б. выпущенъ въ 1850 г. и въ томъ же г. переведенъ въ 3-й рез. сап. б-нъ (нынѣ 11-й сап.), съ к-рымъ въ 1851 г. принялъ участіе въ походахъ и дѣлахъ съ горцами на Кавказѣ. Въ 1852 г. онъ поступилъ въ Имп. воен. ак-мію. Въ тѣ времена наука въ ак-міи стояла не особенно высоко. Въ тактикѣ преобладало "практическое" напр-ніе, приводившее къ госп-ву устава и характеризовавшееся торжествомъ "красносельскихъ" боев. построеній, составлявшихъ анахронизмъ послѣ Наполеонов. войнъ; преподаваніе теоріи воен. иск-ва сводилось: а) къ обширн., чисто фактич., курсу воен. исторіи, обнимавшему описаніе всѣхъ войнъ, начиная съ древн. міра; эти описанія проф. А. П. Карцовъ (см. это) иронически называлъ "вензелями, к-рые арміи выписывали ногами", оф-ры же — "наукою о томъ, кто куда пошелъ"; и б) къ обзору выдающихся сочиненій по стратегіи, исключ-но въ догматич. формѣ. Младшій, "теоретич." курсъ Л. прошелъ отлично; но въ старшемъ, "практическомъ", работалъ недостаточно, гл. обр., вслѣдствіе домашн. обстоят-въ (женитьба); кромѣ того, онъ не б. искусенъ въ черченіи. Вслѣдствіе всего этого въ 1854 г. Л. кончилъ курсъ лишь успѣшно и б. назн. старш. ад-томъ въ штабъ командовавшаго войсками въ Эстляндіи. По окончаніи Вост. войны Л. б. назн. состоять при деп-тѣ ген. штаба. Съ этого времени и началась ученая и педагогич. дѣят-сть Л., — больше онъ уже не соприкасался на практикѣ съ войсками, и только огромная умозрит. сила и обширн. эрудиція позволили ему избѣжать значит. промаховъ въ его в.-научн. трудахъ. Необык-ная способность къ обобщеніямъ и классификаціи сказалась у Л. уже во время кратковрем. его службы въ деп-тѣ ген. штаба. Однажды ему приказали сдѣлать работу, весьма сложную и объемистую, к-рая въ прежніе годы требовала много труда и времени. Къ удивленію нач-ва Л. принесъ ее готовою уже черезъ нѣск. дней; оказалось, что весь обшир. текстъ онъ изобразилъ въ видѣ таблицъ съ примѣчаніями, благодаря чему содержаніе работы б. исчерпано полностью. Въ то же время Л. преподавалъ въ в.-учебн. зав-ніяхъ. Послѣ Вост. войны число сдушателей въ ак-міи ген. шт. сильно уведичилось; подъ вліяніемъ вѣяній времени въ воен. общ-вѣ также развился духъ строгой, даже безпощадной, критики; явились запросы на новое, жизненное. Преподаваніе тактики всею тяжестью лежало на одномъ проф-рѣ, подплк. Мезенцовѣ, к-рый, при всей его добросовѣс-ти, не б. въ состояніи справиться съ непосил. задачей и пригласилъ къ себѣ въ пом-ки шт.-кап. Л., к-рый въ 1858 г. б. назн. и. д. ад.-проф-ра. Диссертаціей послужила ему превосход. работа "О боев. порядкахъ пѣхоты", поставившая вопросъ на совершенно новыя основанія. Въ то же время Л. б. приглашенъ въ Инж. ак-мію читать курсъ воен. исторіи. Т. к. курсъ этотъ б. поставленъ слабо и не заключалъ въ себѣ ничего поучит-наго собственно въ инж. отношеніи, то въ 1860 г. Л. предложилъ новую программу, к-рая и б. утверждена конф-ціей. Цѣлью курса ставилось — уясненіе путемъ критич. изслѣд-нія наиб. замѣчат. истор. фактовъ: значеніе укр-ній, кр-стей, укрѣпл. лагерей, оборонит. линій и пр. средствъ в.-инж. иск-ва, а равно связь и зав-сть ихъ отъ проч. элементовъ воен. иск-ва. Широко намѣченная программа исполнялась Л. по частямъ въ теченіе нѣск. лѣтъ. Въ журналахъ ("Воен. Сб.", "Инж. Журн.") начали появляться статьи Л., составлявшія этюды намѣченныхъ имъ крупн. работъ: "Нѣск. словъ о соврем. состояніи полев. форт-ціи"; "Нѣск. словъ о связи полев. форт-ціи съ тактикою и о болѣе раціонал. изученіи тактич. отдѣла полев. форт-ціи"; "Фортификац. боев. порядки. Предметъ и объемъ полев. форт-ціи"; "О значеніи укр-ній вообще и въ особ-сти кр-стей, укрѣпл. лагерей, оборонит. линій, по отношенію ихъ къ соврем. состоянію воен. иск-ва"; "Приготовленіе театра воен. дѣйствій въ инж. отношеніи"; "Дѣйствія арміи въ сферѣ кр-стей". Всѣ эти статьи своей новизной давали поводъ къ спорамъ и обсужденіямъ даже въ далекихъ уголкахъ Россіи. Сильное впечатлѣніе произвела большая статья Л.: "Вліяніе нарѣзного оружія на соврем. состояніе тактики", — настоящая диссертація, уяснившая значеніе новаго тогда могуч. средства въ воен. дѣлѣ. Заглавія нѣк-рыхъ статей Л., выражавшія въ нѣск. словахъ чуть ли не всю сущность вопроса, сдѣлались ходячими афоризмами: "Кто обходитъ, тотъ самъ обойденъ"; "Всякому маневру отвѣчаетъ к.-маневръ, если только минута не упущена". Статьи: "О боев. порядкахъ", "О позиціяхъ", "Тактика и уставы", "Форма и духъ линейной и перпенд-ной тактики, противопоставленные другъ другу", "Основ. начала орг-заціи въ примѣненіи къ высш. тактич. единицамъ" — явились цѣлымъ откровеніемъ. Въ 1865 г. полк. Л. б. назн. инсп-ромъ классовъ во 2-мъ воен. Конст. уч-щѣ и со свойственнымъ ему стремленіемъ къ творчеству ввелъ совершенно особую (позаимствованную за гр-цей) систему препод-нія, получившую по своей оригинал-сти названіе "Лееровской". Учебники б. отмѣнены; по каждому предмету назначалось обык-но по 2 лекціи подрядъ; первая изъ нихъ посвящалась чтенію, а вторая разъясненію и составленію кажд. юнкеромъ конспекта въ обработ. видѣ; конспектъ д. б. замѣнить учебникъ при подготовкѣ къ репетиціямъ и къ экзамену. Эта система, прекрасная по замыслу, требовала отличн. состава препод-лей и соотв-наго веденія всего учебн. дѣла. Однако, такихъ препод-лей было мало, а нѣк-рые даже не раздѣляли убѣжденія Л. въ цѣлесообраз-ти подобн. системы. Она существовала, пока Л. былъ инсп-ромъ, но въ 1867 г. онъ б. командированъ во Францію и Германію для осмотра в.-учебн. зав-ній, а затѣмъ въ Сербію — во главѣ воен. к-сіи для реорг-заціи ея вооруж. силъ, и спустя нѣк-рое время отъ его системы отказались вовсе. Да и самъ Л. въ 1866 г. издалъ учебникъ: "Записки тактики для воен. уч-щъ". Этотъ трудъ, составленный и напечатанный подъ давленіемъ потребности, спѣшно (нѣск. мѣсяцевъ), заключалъ т. наз. "2-ю" часть курса тактики. Чрезвычайно ясное изложеніе предмета на строго научн. основаніяхъ сдѣлало книгу Л. драгоцѣнной для арміи; она осталась таковою и до сихъ поръ, но, къ сожалѣнію, составляетъ библіограф. рѣдкость. 2-е изданіе этого труда подъ именемъ "Прикладная тактика", вѣрнѣе, совершенно новый трудъ, появилось въ видѣ обширн. академич. курса 2-мя книгами въ 1877 и 1880 г. Академич. курсъ б. совершенно необходимъ, т. к. предшествовавшее академич. рук-ство проф. Горемыкина б. издано въ 1848 г. и не только не годилось по своей устарѣлости, но и по самому методу изложенія, описат-ному, т.-е., по словамъ Л., "описывалось большею частью принятое въ извѣст. время рѣшеніе того или другого вопроса и затѣмъ теорія призывалась на помощь для оправданія его и нерѣдко для восхваленія". Нарѣзн. оружіе, нов. арт-рія, огром. арміи, опытъ войнъ 1870 г. и 1877 г. дали обширный новый матеріалъ для сужденій и породили "сильное умств. броженіе", выразившееся въ необъят. лит-рѣ по тактикѣ. Л. считалъ необходимымъ сдѣлать для оф-ровъ всей арміи прежде всего сводку, сопоставленіе и критич. разборъ взглядовъ на раціон. рѣшеніе того или друг. тактич. вопроса; особенно же это б. необходимо для слуш-лей ак-міи. При изслѣд-ніи разл. вопросовъ курса Л. примѣнилъ научный методъ — для уясненія принципіал. стороны дѣла и сравнит-ный — для уясненія вліянія обстановки на рѣшеніе одного и того же вопроса, какъ въ соврем. эпохѣ, такъ и во времена минувшія (историческій методъ). Дабы такое философ. изложеніе не страдало излишней отвлеч-стью, онъ ввелъ цѣлый рядъ историч. примѣровъ и разнообразн. задачъ, придавшихъ изложенію характеръ конкретности. Т. обр., курсъ получился одновр-но практическій, "аппликаціонный". Однако, Л. удалось избѣжать недостатка его предшеств-ковъ, у к-рыхъ уставъ вводился въ тактику въ шир. размѣрахъ и подчинялъ ее себѣ; онъ устранилъ уставъ, ограничившись разборомъ свойствъ разл. уставн. типовъ и оцѣнкой пріемовъ построеній и движеній. Онъ не увлекся, подобно другимъ, излиш-вомъ въ историч. примѣрахъ и поставилъ себѣ правиломъ "не приводить факта ради факта, а лишь для уясненія идеи и притомъ, насколько то необходимо для ея уясненія". Классификацію научн. матеріала онъ принялъ лишь естественную, вытекающую непосред-но изъ сущ-ти дѣла и чуждую всякой искусств-сти, усложненія и произвола. Въ дѣлѣ класс-ціи Л. былъ великій мастеръ. Весь курсъ онъ раздѣлилъ на 4 отдѣла: бой, движеніе, покой, употребленіе войскъ въ нѣк-рыхъ частн. случаяхъ (фуражировки, сопровожденіе транспортовъ, употребленіе войскъ при блокадѣ кр-стей, рейды). Къ сожалѣнію, онъ успѣлъ окончат-но разработать только первый отдѣлъ, да и то безъ 2 послѣдн. главъ: о сраженіяхъ и объ упр-ніи войсками въ бою. Правда, что онъ коснулся всѣхъ отдѣловъ курса въ "Запискахъ тактики для воен. уч-щъ" и въ журнальн. статьяхъ и отдѣл. брошюрахъ, но это было только началомъ разработки упомянутыхъ отдѣловъ. Выходъ въ свѣтъ "Прикладной тактики" знаменовалъ собою важную стадію въ развитіи тактики, какъ науки; ничего подобнаго ни въ нашей воен. лит-рѣ, ни въ иностранной не было и нѣтъ до сихъ поръ. Преемникамъ Л. по каѳедрѣ оставалось разрабатывать начатый имъ курсъ въ указан. имъ напр-ніи, по принятымъ имъ методамъ и по составленной имъ программѣ. Но этого не случилось, монументал. трудъ остановился въ своемъ началѣ; впрочемъ, авторъ далъ дѣйств-но наиб. важную и наиб. трудную часть курса. Т. к. въ тактикѣ научн. матеріалъ для лучш. его изученія расчленяется, то для уясненія тактики въ цѣломъ, для созданія цѣльной картины всего сраженія съ его подготовкой и послѣдствіями Л. считалъ необходимымъ дать подробн. описаніе съ критич. разборомъ какого-либо поучит-наго, типичн. сраженія изъ временъ, наиболѣе къ намъ близкихъ. Съ этою цѣлью онъ напечаталъ "Сраженіе при Вертѣ 6 авг. 1870 г.". Эта брошюра, составленная со свойств. Л. талантомъ, является существен. дополненіемъ къ курсу тактики. Если Л. сдѣлалъ много въ тактикѣ, то все-таки гл. его трудомъ является "Стратегія". Онъ началъ ее читать въ ак-міи ген. шт. въ 1865 г., послѣ того, какъ закончилъ свою профессор. дѣятельность М. И. Богдановичъ; Л. предложилъ новую программу предмета, к-рая б. принята академіей. Въ сущности курсъ уже б. намѣченъ ранѣе, — это курсъ, к-рый читалъ Л. въ Инж. ак-міи въ формѣ крит.-историч. разборовъ; оставалось только отмѣтить въ нихъ, сверхъ инж. стороны, тактическую, администр-вную и политическую. Мысли свои о разработкѣ и постановкѣ курса стратегіи Л. выразилъ въ журн. статьяхъ: "О значеніи критич. воен. исторіи въ изученіи тактики и стратегіи", "Теоретич. масштабы", "Положительная воен. наука". Съ тѣхъ поръ онъ занимался разработкой стратегіи до конца дней, издавая статьи и брошюры, какъ этюды, запечатлѣвшіе ходъ его работы и распространявшіе истин. понятія о стратегіи въ воен. средѣ. Таковы: "Стратегія-наука и стратегія-иск-во"; "Значеніе подготовки къ войнѣ вообще и подготовит. стратегическихъ операцій въ особ-сти"; "Стратег. знаненіе ж. дорогъ"; "Значеніе принципа дѣят-сти на войнѣ"; "Основныя истины, дающія жизнь искусствамъ"; "Сущность горн. войны"; "Синтезъ тактики — бой и бойня, иск-во и ура"; "Сложн. операціи и упр-ніе массов. арміями". На первыхъ же порахъ нужно б. дать слуш-лямъ ак-міи ген. шт. рук-ство; Л. оч. быстро составилъ "Записки стратегіи" и въ 1867 г. напечаталъ ихъ въ "Воен. Сб.", подъ заглавіемъ "О современ. состояніи стратегіи", съ цѣлью "воспользоваться замѣчаніями компетентныхъ лицъ" относ-но этого новаго способа изложенія науки. Замѣчаній, однако, не послѣдовало никакихъ. Второе, переработ. изд. этого труда вышло въ 1869 г. подъ заглавіемъ "Опытъ крит. истор. изслѣд-нія законовъ иск-ва веденія войны (Положит. стратегія)". Сочиненіе надѣлало шумъ; особенно смущало многихъ, что Л. смѣло возвелъ стратегію въ число положит. наукъ. Европ. в.-ученый міръ обратилъ вниманіе на автора, какъ на выдающагося мыслителя и писателя; его начали переводить на иностр. языки; вскорѣ королев. шведская ак-мія воен. наукъ избрала его своимъ членомъ. Въ послѣдовавшихъ изд-хъ (1-я часть выдержала 6 изд.) Л. расширялъ, дополнялъ, совершенствовалъ свой трудъ, к-рый окончат-но вышелъ въ 1898 г. въ 3 частяхъ: 1) главн. операціи (трактатъ объ операціон. линіяхъ); 2) подготовит. операціи (база, сосредоточеніе къ ней войскъ и запасовъ) и дополнительныя (коммуникац. линіи, подготовка театра воен. дѣйствій въ инж. отношеніи, оборонит. линіи, кр-сти, жел. дороги); 3) операціитипы частн. характера (горная и степная войны, смѣшанныя — морскія — операціи, оборона береговъ, дѣйствія на рѣкахъ); приложенія составили атласы картъ и плановъ и цѣлыя книги отдѣльн. изслѣд-ній. Вполнѣ выработанный и законченный трудъ цѣлой жизни Л. построенъ на строго научн. основаніяхъ и представляетъ, по его скромному мнѣнію, "сборникъ нѣск. стратегич. аксіомъ и теоремъ, уясненныхъ логич. и историч. путемъ и сведенныхъ, по возм-сти, въ одну стройную систему". Свои труды по тактикѣ и стратегіи Л. создалъ послѣ глубок. изученія литературы, глав. обр., иностранной, притомъ не только предшествовавшей (Ллойдъ, Жомини, Клаузевицъ — какъ основа), но и современной, за к-рой внимательно слѣдилъ. Воен. исторію онъ не только изучалъ какъ опору для тактики и стратегіи, но разработалъ многое въ ней и самост-но. Имъ напечатаны: "Воен. дѣло въ XVII вѣкѣ"; "Очеркъ военныхъ дѣйствій въ Турціи (1877 г.)"; "Іенская операція 1806 г."; "Война 1805 г."; "Конспектъ кампаніи 1815 г."; "Отеч. война 1812 г."; "Война 1813 г."; "Война 1814 г.". Всѣ эти очерки составлены по источникамъ печатнымъ, даже немногимъ, но цѣнность ихъ заключается въ превосх. критич. разборѣ событій съ точки зрѣнія тактики и стратегіи, въ чрезвыч. искусномъ расчлененіи событій, т. сказать, ихъ анатомированіи, и затѣмъ примѣненіи къ нимъ научн. теоретич. масштабовъ. Такой же характеръ носитъ и статья "Петръ В., какъ полк-децъ", но здѣсь въ особую заслугу Л. надо поставить, что онъ впервые ярко и доказат-но выставилъ великое значеніе генія и творч-ва Петра, какъ полк-дца. Сочиненія же: "Публичныя лекціи о войнѣ 1870—71 гг. между Франціей и Германіей", ч. I (до Седана) и ч. II (до конца войны), "Приговоръ надъ Базеномъ" — имѣютъ значеніе работы по первоисточникамъ. Дѣло въ томъ, что въ 1870 г., когда началась столь важная для воен. дѣла война нѣмцевъ съ фр-зами, нач-къ ак-міи ген. штаба г.-л. Леонтьевъ (см. это) захотѣлъ устроить публичн. лекціи о происходившихъ событіяхъ. Выборъ палъ на Л., да кромѣ его никто изъ профессоровъ и не въ состояніи б. бы справиться съ такой трудной задачей. Пришлось разрабатывать лекціи по телеграммамъ, газетн. извѣстіямъ, летуч. брошюрамъ и т. п. матеріалу, т. сказать, подъ громъ выстрѣловъ еще продолжавшейся войны, и надо удивляться необык-ной прозорливости Л., к-рый, какъ потомъ оказалось, сдѣлалъ фактич. ошибки, сравнит-но незначит-ныя; оцѣнка же и анализъ происходившаго совершенно вѣрны. Лекціи имѣли огромный успѣхъ; картина событій рисовалась ясно и понятно, особенно же существ-ми являлись выводы и заключенія лектора, составлявшіе наст. вкладъ въ науку. Самъ Гос-рь посѣтилъ лекціи Л.; въ награду за нихъ онъ б. произв. въ г.-м. и пожалованъ брилл. перстнемъ. Въ послѣдующее время Л-мъ овладѣвало все болѣе и болѣе философ. напр-ніе. Резул-томъ явились двѣ брошюры: "Методъ воен. наукъ" (1894 г.) и "Коренные вопросы" (1897 г.). Въ нихъ онъ стремился въ сжатомъ видѣ объяснить сущ-ть своихъ прежн. работъ, выразить нѣк-рыя общія идеи и, по своей обычной манерѣ, подкрѣпить все это примѣрами. Брошюры эти оч. полезны, т. к. изъ нихъ чуткій человѣкъ м. извлечь оч. многое, а нѣк-рыя историч. черты, яркія обобщенія и сравненія весьма цѣнны. Глиноецкій въ своемъ "Истор. очеркѣ Ник. ак-міи ген. шт.", характеризуя "главн. дѣятеля по каѳедрѣ воен. иск-ва", говоритъ (стр. 266): "Проф. Л. служилъ самымъ полн. представ-лемъ каѳедры воен. иск-ва, принимая дѣят. участіе во всѣхъ 3 его отдѣлахъ, фактически поддерживая живую связь между ними, а въ то же время увлекая слуш-лей своими образн. чтеніями. Къ тому же имя Л. тѣсно связано со всѣми наиб. живыми эпизодами академич. жизни. Будучи командированъ въ 1867 г. отъ вѣд-ва в.-учебн. зав-ній за гр-цу, Л. привезъ оттуда и для академич. конф-ціи разныя свѣдѣнія изъ берлинск. ак-міи, к-рыя возбудили у насъ вопросы о новомъ методѣ изложенія в.-истор. чтеній, о необходимости продолженія академич. курса; внесенная же имъ въ конф-цію записка о воен. поѣздкахъ въ Пруссіи послужила началомъ установленія и у насъ полев. поѣздокъ". Новый методъ изложенія в.-истор. чтеній практиковался въ Берлинѣ Верди-дю-Вернуа и заключался въ томъ, что лекторъ очерчивалъ слуш-лямъ обстановку какого-нибудь в.-истор. событія такъ, какъ она представлялась полк-дцу, а затѣмъ предлагалъ каждому слушателю принять за него рѣшеніе и выразить его въ формѣ распоряженій, исходящихъ изъ штаба. Послѣ того излагалась обстановка противной стороны, рѣшенія, принятыя въ дѣйствит-ности, и какъ все дѣло разыгралось; т. обр., выяснялось, насколько цѣлесообразны рѣшенія, принятыя слуш-лями. Этотъ способъ чтеній у насъ не привился. Курсъ ак-міи б. измѣненъ съ 2-лѣтняго на 3-лѣтній — прибавленъ "дополнит." курсъ. Что же касается полев. поѣздокъ, то онѣ прочно утвердились въ рус. арміи. Отчетъ Л. о его загранич. команд-кѣ вообще богатъ по своему содержанію. Въ 1868 г. изъ него напечатаны двѣ статьи: "Глав. характеристич. черты франц. и прус. учебно-воспитат. системъ сравнит-но съ нашею" и "Генер. штабъ и его компл-ваніе въ Пруссіи и во Франціи". Работоспособность Л. б. изумит-ная; онъ преподавалъ одновр-но въ 3 ак-міяхъ, въ уч-щахъ, читалъ лекціи Высоч. особамь, состоялъ для порученій при гл. упр-ніи в.-учебн. зав-ній и чл. в.-учебн. ком-та гл. штаба. Въ 1872 г. Л., по Выс. повелѣнію, б. командированъ для сопровожденія В. Кн. Николая Константиновича во время путешествія по Италіи и Австріи. Послѣ его возвращенія шла рѣчь о назначеніи Л. воен. мин-ромъ въ Сербіи, но онъ отказался. Въ 1874 г. онъ б. командированъ на Брюссельскую междунар. конференцію (см. это), гдѣ своими занятіями весьма помогъ предсѣд-лю конф-ціи Жомини (сыну писателя-стратега). Передъ турец. войной 1877—78 гг. б. запрошено мнѣніе Л., какъ авторитет. стратега. Онъ отвѣтилъ весьма сжатой запиской (эта теградь на почт. бумагѣ больш. формата хранилась въ дѣлахъ в.-учен. ком-та), въ к-рой изложилъ лишь общія мысли (глав. мысль — достаточное число войскъ сразу, лучше больше, чѣмъ меньше), не касаясь подробностей, к-рыя слѣдовало разработать уже технически въ штабѣ; вѣроятно, вслѣдствіе этого записка Л. осталась безъ вліянія. Часть ея Л. впослѣдствіи развилъ и напечаталъ въ 1877 г. подъ заглавіемъ: "Условія театра войны на Балкан. полуо-вѣ для рус. арміи". Въ 1881 г. къ прежнимъ обяз-тямъ Л. прибавилось назначеніе его чл. гл. ком-та по устр-ву и образованію войскъ. По сущ-ву дѣла онъ уже б. и ранѣе его членомъ, т. к. подъ его редакціей и при самомъ дѣят. его участіи б. изданъ "Уставъ полев. службы 1881 г.", отличавшійся полнотой и въ высшей степени облегчившій арміи изученіе полев. службы. Въ 1882 г. Л. временно исправлялъ долж-ть нач-ка ак-міи ген. шт. Въ томъ же году онъ б. командированъ на маневры во Францію, а затѣмъ неоднократно принималъ участіе на маневрахъ рус. войскъ въ качествѣ посредника. Въ этихъ случаяхъ его многозначит. слово удерживало нач-ковъ отъ увлеченія служебн. рутиной и напоминало о главномъ — руководящемъ смыслѣ маневра. Онъ организовалъ и редактировалъ 2 обширн. воен. изданія: "Энциклопедію воен. и мор. наукъ", въ 8 т., замѣнившую устарѣвшій "В.-энциклоп. лексиконъ" Зедделера, и "Обзоръ войнъ Россіи отъ Петра В. до нашихъ дней", въ 3 тт., послужившій рук-ствомъ для изученія отеч. воен. исторіи въ рус. воен. уч-щахъ, гдѣ передъ тѣмъ она не преподавалась; несомнѣнно, что этимъ восполнился существ. пробѣлъ въ занятіяхъ оф-ровъ. Въ 1889 г. Л. б. назн. нач-комъ ак-міи ген. шт. По единодушной просьбѣ конф-ціи онъ продолжалъ читать стратегію. Ак-міею Л. управлялъ почти 10 л. Это время не ознаменовалось чѣмъ-либо особенно примѣчат-нымъ. М. б. уже преклонный возрастъ (60—70 л.) и ослабленіе энергіи и творч-ва, а м. б., слабый характеръ, вслѣдствіе к-раго Л. вполнѣ подпалъ подъ вліяніе лицъ подчиненной ему админ-ціи, но только личность замѣчат. ученаго не проявила себя такъ, какъ м. б. этого ожидать. Въ большую заслугу ему м. поставить введеніе отдѣл. каѳедры исторіи русск. воен. иск-ва, что въ сильной степени двинуло впередъ разработку рус. воен. исторіи по архивн. матеріаламъ и вообще по первоисточникамъ. Въ остальномъ погытки его реформъ нельзя назвать удачными. Подъ вліяніемъ своихъ философ. занятій послѣд. времени Л. ввелъ въ академич. курсъ, и безъ того перегруженный излишн. предметами, гуманитар. науки, какъ госуд. право и психологія, или предметы искусственные, какъ "тактика массов. армій". Точно также при немъ б. введена "служба генер. штаба", — предметъ, составленный изъ обрывковъ, позаимствованныхъ изъ другихъ воен. наукъ, и вслѣдствіе этого, конечно, не ставшій самостоятельной наукой; этотъ предметъ уже существовалъ въ академіи въ 40-хъ гг. XIX ст. и б. осужденъ такимъ знатокомъ дѣла, какъ Д. А. Милютинъ. На академич. экзаменахъ Л., весьма снисходит-ный, никогда не налегалъ на требованія мелочн. знанія, вообще всего, что составляетъ работу одной памяти, но за то настаивалъ на разъясненіи смысла излагаемаго. Въ этихъ случаяхъ любимымъ его выраженіемъ было: "Я дарю вамъ фактъ, дайте мнѣ освѣщеніе". Въ 1896 г. Л. б. назн. чл. воен. сов. и произведенъ въ ген. отъ инф., а въ 1898 г. оставилъ нач-ніе ак-міей. Сконч. въ 1904 г. Онъ б. почетн. чл. 3 воен. ак-мій, въ к-рыхъ преподавалъ, и Спб. унив-та и членомъ корресп-томъ ак-міи наукъ. Въ 1893 г., во время празд-нія 35-лѣтія его профессор. дѣят-сти, б. собранъ по подпискѣ капиталъ (болѣе 20 т. р.) для преміи его имени за лучшія сочиненія по воен. иск-ву и въ особ-сти по тѣмъ отдѣламъ воен. науки, к-рые разработалъ самъ Л. Въ ак-міи существуетъ залъ имени Л., гдѣ находится его портретъ. Цѣлую жизнь боролся Л. за важное значеніе правил. теоріи, принциповъ, вѣрныхъ отправныхъ точекъ для рѣшенія кажд. вопроса. Сущ-ть его ученія вкратцѣ заключается въ слѣд. Теорія ничего не рѣшаетъ и рѣшить не можетъ. Это противно ея природѣ. Теорія только объясняетъ: свойства эл-товъ, вліяніе ихъ другъ на друга и сущ-ть, природу воен. явленій (операціи, боя). Орудія теоріи воен. дѣла тѣ же, какъ и орудія всякой другой науки: классификація, индукція, дедукція и аналогія. Между методами логич. мышленія въ теоріи воен. дѣла, какъ и во всѣхъ опытн. наукахъ, первое мѣсто принадлежитъ индукціи. Заключит. выводы теоріи являются въ видѣ принциповъ, правилъ и нормъ; по отношенію къ практикѣ это — отнюдь не готовыя рѣшенія вопросовъ, а лишь отправныя точки (общія и частныя) для правил. ихъ рѣшенія. Въ то время, какъ принципы — общія отправныя точки для рѣшенія вопросовъ — безусловны, т.-е. всегда справедливы, независимо отъ условій оружія, времени и мѣста, правила и нормы — частныя отправныя точки для рѣшенія тѣхъ же вопросовъ — условны, т.-е. справедливы только при изв. условіяхъ обстановки. Посредствомъ принциповъ, правилъ и нормъ наука регулируетъ творчество, направляя его на путь правил. рѣшеній. Этимъ путемъ теорія помогаетъ творч-ву, но не силится стать на его мѣсто, замѣнить его собою. Регулирующая сила науки и свобода творч-ва, какъ нельзя лучше, уживаются рядомъ. Принципы, правила и нормы только направляютъ творч-во на путь правил. рѣшеній, облегчаютъ первый шагъ; все остальное рѣшеніе — уже дѣло творч-ва. Если говорятъ, что не дѣло теоріи давать правила и что правилъ для дѣйствій нѣтъ, то тутъ является смѣшеніе понятій; очевидно, тутъ разумѣютъ правила въ смыслѣ универсал. рецептовъ, готовыхъ рѣшеній на всѣ случаи; но не объ этихъ правилахъ, составляющихъ абсурдъ, говоритъ теорія. Все, что утверждалъ Л., до того азбучно, "само собою разумѣется", что казалось бы не д. б. вызывать возраженій. Однако, даже авторитетныя въ наукѣ лица глумились иногда надъ "принципистикой" Л., а одинъ публицистъ помѣстилъ въ распространенной газетѣ насмѣшливую статью подъ заглавіемъ "14 принциповъ". "Вы знаете, — говорилъ Л., — для нихъ теоретикъ значитъ негодяй". Какъ былъ бы Л. удовлетворенъ словами Л. Толстого относит-но принциповъ и теоріи: "Если истина отвлеченная есть истина, то она будетъ истиною и въ дѣйствительности...; меня всегда удивляютъ часто повторяемыя слова: да, это такъ по теоріи, но на практикѣ-то какъ? Точно, какъ будто, теорія это — какія-то хорошія слова, нужныя для разговора, но не для того, чтобы вся практика, т.-е. вся дѣят-сть неизбѣжно основывалась на ней". Точно также Л. горячо ратовалъ за правил-сть воен. терминологіи. "Правильно называть что-либо — значитъ правильно понимать его". Такъ, Л. установилъ терминъ "стратегич. резервъ" — отрядъ, к-рый оставляется для непосред-ной обороны времен. базиса. Кромѣ такого резерва, имѣющаго администр. значеніе, другихъ резервовъ въ стратегіи не м. быть. Л. прямо говорилъ, что "въ стратегіи резервы — явленіе преступное" и подкрѣплялъ положеніе извѣстной фразой Наполеона: "Генералы, сберегающіе свѣжія войска ко дню, слѣдующему за сраженіемъ, обык-но бываютъ биты". Казалось бы, вопросъ исчерпанъ; однако, еще не успѣлъ Л. сойти въ могилу, какъ уже не только въ лит-рѣ, но и въ офиціал. языкѣ, терминъ оказался извращеннымъ и стали часто называть стратегич. резервомъ — резервъ нѣск. армій, дѣйствующихъ въ бою бокъ-о-бокъ одна съ другой. Если тактика получаетъ свои задачи отъ стратегіи, то въ свою очередь, стратегія зависитъ отъ указаній политики. Л. одинъ изъ первыхъ выяснилъ съ полностью взаимныя отношенія политики и стратегіи. Въ окончат. заключеніи слѣдуетъ сказать, что по значенію своихъ работъ, какъ воен. ученый, Л. д. б. поставленъ рядомъ съ Ллойдомъ, Жомини и Клаузевицемъ. Свои лекціи Л. читалъ стоя, часто закрывая глаза и прохаживаясь; изложеніе было гладкое, оч. краснорѣчивое, образное, нерѣдко многословное. Въ обращеніи Л. б. оч. обходителенъ и гостепріименъ (Лееровск. субботы), но съ домашними часто раздражителенъ и капризенъ; крайне самолюбивъ и щепетиленъ. Его библіотека, тщат-но составленная и не только прочитанная, но и изученная, б. продана за 20 т. р.


Военная энциклопедия. — СПб.: Т-во И.Д. Сытина. . 1911—1915.

Смотреть что такое "Леер, Генрих Антонович" в других словарях:

  • Леер, Генрих Антонович — генерал лейтенант, известный военный писатель; род. в 1829 г. Окончил курс в инженерном училище и военной академии. Был преподавателем тактики в военных училищах, потом профессором стратегии в академиях генерального штаба, артиллерийской и… …   Большая биографическая энциклопедия

  • ЛЕЕР Генрих Антонович — (1829 1904) российский военный теоретик и историк, генерал от инфантерии (1896), член корреспондент Петербургской АН (1887). Профессор и в 1889 98 начальник Академии Генштаба. Труды по стратегии, главный редактор Энциклопедии военных и морских… …   Большой Энциклопедический словарь

  • Леер Генрих Антонович — Леер, Генрих Антонович генерал лейтенант, известный военный писатель (1829 1904). Окончил курс в инженерном училище и военной академии. Был профессором стратегии в академиях генерального штаба, артиллерийской и инженерной. Начальником первой из… …   Биографический словарь

  • Леер Генрих Антонович — [4(16).4.1829, Н. Новгород, ныне Горький, 16(29).4.1904, Петербург], русский военный теоретик и историк, генерал от инфантерии (1896), член корреспондент Петербургской АН. Окончил Главное инженерное училище (1850) и Военную академию (1854). С… …   Большая советская энциклопедия

  • Леер Генрих Антонович — (1829 1904), военный теоретик и историк, генерал от инфантерии (1896), член корреспондент Петербургской АН (1887). Профессор и в 1889 98 начальник Академии Генштаба. Труды по стратегии. Главный редактор «Энциклопедии военных и морских наук» (т. 1 …   Энциклопедический словарь

  • Леер, Генрих Антонович — Эта статья или раздел нуждается в переработке. Пожалуйста, улучшите статью в соответствии с правилами написания статей …   Википедия

  • Леер Генрих Антонович — I ген. лейт., известный военный писатель, род. в 1829 г. Окончил курс в инженерном училище и военной академии. Был преподавателем тактики в военных училищах, потом профессором стратегии в академиях генерального штаба, артиллерийской и инженерной …   Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

  • Леер Генрих Антонович (дополнение к статье) — военный писатель; умер в 1904 г …   Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

  • ЛЕЕР — Генрих Антонович (4.IV.1829 16.IV.1904) рус. воен. теоретик и историк, ген. от инфантерии (1896), чл. корр. Академии наук, почетный чл. Швед. академии воен. наук. Род. в Ниж. Новгороде. В 1850 окончил Гл. инж. училище, в 1854 Воен. академию. С… …   Советская историческая энциклопедия

  • Леер — I Леер         Генрих Антонович [4(16).4.1829, Н. Новгород, ныне Горький, 16(29).4.1904, Петербург], русский военный теоретик и историк, генерал от инфантерии (1896), член корреспондент Петербургской АН. Окончил Главное инженерное училище (1850)… …   Большая советская энциклопедия

Книги

Другие книги по запросу «Леер, Генрих Антонович» >>