Восточный вопрос

Восточный вопрос

ВОСТОЧНЫЙ ВОПРОСЪ, терминъ, употребляемый въ политикѣ и дипломатіи, для обозначенія отношенія Европы и Россіи къ двумъ послѣдствіямъ присутствія турокъ въ Европѣ: 1) къ положенію христ. народностей, подвластныхъ мусульманскому госуд. строю, и 2) къ коммерч. и политич. соперничеству державъ между собою изъ-за преимуществ. положенія на Босфорѣ. Фактическимъ началомъ В. в. сдѣдуетъ считать взятіе Константинополя турками (1453 г.), утвержденіе владычества к-рыхъ въ этомъ пунктѣ мірового значенія не могло не вызывать осложненій въ междунар. жизни гос-твъ, т. к. госуд. строй тур. султаната б. построенъ на идеѣ господства надъ покоренными христ. народностями, съ насильственнымъ обращеніемъ въ мусульманство подростающаго муж. поколѣнія и уводомъ женщинъ въ гаремы. Въ силу этого, естественно, что у европ. гос-твъ, постепенно выработалось право спец. покровительствованія тур. христіанамъ. Споры изъ-за объема этого права, въ связи съ соперничествомъ гос-твъ на почвѣ покровительствованія своимъ единовѣрцамъ, при игнорированіи другихъ христіанъ, наполняли собою 3 столѣтія (XVI—xviii) до 1856 г., когда на Парижскомъ конгрессѣ вел. державы включили Турцію въ свой составъ, хотя и въ качествѣ младшаго, опекаемаго члена. Исторически В. в. можно раздѣлить на 4 гл. періода: 1) до Вѣнск. конгресса (1815), когда каждая изъ вел. державъ смотрѣла на В. в. съ точки зрѣнія своихъ личн. отношеній къ Турціи; 2) отъ Вѣнскаго конгресса до Парижскаго (1856), когда державы, отказавшись смотрѣть на Турцію какъ на искон. врага, признали принципъ совокупнаго вмѣшательства въ ея дѣла во имя охраненія принципа "легитимности"; 3) отъ Париж. трактата (1856) до тур. революціи (1908), когда зап. державы, опираясь на обѣщанія Турціи и въ видахъ остановки роста за ея счетъ Россіи и славянства, ввели Турцію въ "концертъ вел. державъ" и стали опекать ее, установивъ совокупную гарантію ея Status quo, и 4) отъ тур. революціи до нашихъ дней, когда державы нашли возможнымъ признать В. в. разрѣшимымъ самою обновленною Турціею, безъ насильств. опеки его со стороны державъ, что онѣ и доказали снятіемъ этой опеки въ дѣлѣ македон. реформъ и объявленіемъ о намѣреніи отказаться отъ права т. наз. "капитуляцій" (подсудность подданныхъ европ. державъ своимъ консуламъ и особымъ смѣшаннымъ консул. трибуналамъ, а не тур. судамъ и администраціи). Періодъ до Вѣнск. конгресса былъ полонъ въ отношеніи Россіи рядомъ войнъ и мирн. договоровъ, въ к-рыхъ идея покров-ства христ. народностямъ Турціи была лишь привходящимъ элементомъ. Гл. же цѣлью рус. прав-ства въ то время была защита своихъ южн. границъ отъ нападеній подвластныхъ Турціи крым. татаръ и обезпеченіе торг. сношеній съ константинопольскими греками. Борисъ Годуновъ первый поставилъ во главу отношеній къ Турціи долгъ христ. гос-твъ освободить балканскихъ христіанъ. Но Смутное время, сосредоточивъ вниманіе Россіи на борьбѣ съ Польшей и на своихъ внутр. дѣлахъ, надолго отвлекло ее отъ В. вопроса. И только при царѣ Алексѣѣ Михайловичѣ Россія окрѣпла уже настолько, что вновь открыто б. признано ею своимъ долгомъ освобожденіе балкан. христіанъ: "Богъ призоветъ меня къ отчету въ день суда, если, имѣя возможность освободить ихъ, я пренебрегу этимъ", говорилъ Алексѣй Михайловичъ. Въ его царст-ніе Юрій Крижаничъ первый бросилъ въ Россіи мысль объ единеніи всѣхъ славянъ на почвѣ этнограф. принципа взамѣнъ религіознаго; эта мысль, развитая въ запискѣ Ордынъ-Нащокина (1664), уговаривавшаго царя соединиться съ Польшей противъ Турціи, б. осуществлена въ правленіе царя Ѳеодора, въ войну, закончившуюся Бахчисарайскімъ миромъ (1682), по к-рому впервые б. установлено право русскихъ людей безпрепятственно паломничать въ Іерусалимъ; успѣхи турокъ противъ Польши и Свящ. Рим. имперіи (осада Вѣны 1683 г.) привели къ "священному союзу" Австріи, Польши и Испаніи противъ турокъ; въ немъ приняла участіе и Россія, но походы кн. В. В. Голицына въ Крымъ окончились неудачею. Въ царст-ніе Петра I развитіе В. в. впервые получило толчокъ въ сторону морскихъ интересовъ Россіи на югѣ: въ 1695 г. б. взятъ Азовъ, а въ 1699 г. дьякъ Емельянъ Украинцевъ появился въ качествѣ посла на рус. воен. кораблѣ на Босфорѣ и добился мира на 30 л., уступки Азова и Таганрога, права имѣть пост. посла въ Царьградѣ и покров-ства паломникамъ и купцамъ. Однако, права рус. судамъ плавать до Босфора, султанъ не уступилъ вслѣдствіе протестовъ Англіи и Голландіи. Миръ также скоро б. нарушенъ Турціей (1710), по подстрекательству Франціи, боровшейся съ Петромъ изъ-за кандидата на польск. престолъ. Обезпечивъ себя договорами съ владыкой черногорскимъ и господарями Молдавіи и Валахіи, Петръ двинулся было за Прутъ, но походъ едва не кончился катастрофой, и, по Прутскому договору (1711), Россія потеряла Азовъ и право посольства, но зато впервые пріобрѣла свободу торговли въ Турціи. При преемникахъ Петра впервые опредѣлился столь невыгодный для Россіи курсъ вост. политики, основанной на довѣріи къ Австріи. Оно привело побѣдоносный походъ Миниха къ Бѣлградскому миру (1739), по к-рому Азовъ остался за Россіей, но подлежалъ разоруженію, между Россіей и Турціей проводилась нейтр. зона ("барьера"), а торговля на Черн. морѣ разрѣшалась только на тур. судахъ. При имп-цѣ Елизаветѣ войнъ съ Турціей не было, но сближеніе Россіи со славянами знач-но двинулось впередъ: черногорцы просили о вступленіи въ русское подданство (1755), а греки мечтали о возсозданіи Византіи. Съ воцареніемъ имп-цы Екатерины II войны съ Турціей возобновились подъ предлогомъ вмѣшательства ея въ дѣла Польши, на дѣлѣ же ради усиленія авторитета Россіи среди балкан. христіанъ, къ к-рымъ б. посланы особые эмиссары. Побѣды Орлова при Чесмѣ, Румянцева на Дунаѣ и Долгорукова въ Крыму привели къ бѣгству крымскаго хана и заключенію съ татарами отдѣл. отъ Турціи мира (1772), но Фридрихъ II успѣлъ втянуть Россію въ раздѣлъ Польши, Австрія же подписала съ Портою секрет. союз. договоръ (1771), дабы воспрепятствовать присоединенію къ Россіи Дунайскихъ княжествъ. Въ силу этого, по Кучукъ-Кайнарджійскому миру (1774), Россія пріобрѣла лишь Азовъ, Керчь, Кабарду и Кинбурнъ, право торг. судоходства въ Черн. и Средизем. моряхъ, право заступничества за тур. правосл. христіанъ, право имѣть въ Турціи своихъ консуловъ; вмѣстѣ съ тѣмъ б. признана политич. незав-сть всѣхъ черномор. татаръ; всѣмъ возставшимъ противъ султана христіанамъ б. гарантирована амнистія; христіане Архипелага, Мингреліи и Грузіи б. также защищены текстомъ договора отъ безгранич. произвола пашей. Однако, и этотъ успѣхъ рус. дипломатіи сильно встревожилъ Австрію: подстрекаемая ею Турція отказалась признать переходъ къ Россіи Кинбурна, Керчи и Еникале. Тогда Екатерина II, разгадавъ политику Фридриха II, рѣшила перемѣнить фронтъ: съ Турціей б. подписанъ (1779) "дополнительный" договоръ (смягчавшій постановленія 1774), а въ 1781 г. б. заключенъ союзъ съ Австріей, к-рымъ положено начало колебат. политикѣ Россіи въ В. в.: то противъ Австріи, то съ нею, въ ея пользу. Тогда-то, изъ неправил. представленія о возм-сти для Россіи, опираясь на Австрію, сокрушить Турцію и возстановить Греческую имперію, и родился "Греч. проектъ" Потемкина. Между тѣмъ, цѣли австр. политики б. совершенно несовмѣстимы съ незав-стью балкан. славянъ, въ чемъ б. жизненно заинтересована Россія, и Австрія тотчасъ же предъявила столь большую цѣну за сотрудничество, что "проектъ" свелся лишь къ мирн. завоеванію Крыма и торг. договору съ Портой (1783), по к-рому рус. товары облагались, наравнѣ съ французскими и англійскими, 3% пошлиной и за консулами признавалось капитуляц. право. Однако, Турція, не желая мириться съ потерей Крыма, приступила къ вооруженіямъ и, обезпечивъ себя поддержкой Пруссіи и Швеціи, осенью 1787 г. объявила Россіи войну. Тогда, боясь, что Россія одна воспользуется плодами своихъ будущихъ побѣдъ, и Іосифъ II, съ своей стороны, объявилъ Турціи войну. Одновр-но вспыхнули возстанія въ Албаніи, Греціи и Македоніи. Побѣды подъ Фокшанами и Рымникомъ уже сулили разгромъ Турціи, но смерть Іосифа II (1790) повела къ прекращенію австро-рус. союза. Рус. войска, оставшись безъ союзниковъ, нанесли туркамъ еще рядъ пораженій (Килія, Измаилъ, Мачинъ, Анапа), но противодѣйствіе Англіи и Пруссіи помѣшали Екатеринѣ принудить турокъ къ полной покорности. Ясскій договоръ (1791) опредѣлилъ нашу границу по Днѣстру, передалъ Очаковъ Россіи, гарантировалъ рус. купцамъ возвратъ убытковъ отъ корсаровъ при торговлѣ съ Варварійскими владѣніями, а Дунайск. княжествамъ — ихъ полунезависимость. Въ общемъ имп-ца Екатерина II сильно двинула впередъ разрѣшеніе В. в. въ желательномъ для славянства и Россіи смыслѣ. Короткое царствованіе имп. Павла въ отношеніи В. в. ознаменовалось только тѣмъ, что изъ ненависти къ "вольтеріанству" французовъ онъ отдалъ въ распоряженіе султана рус. флотъ, к-рый и прошелъ черезъ Дарданеллы (адм. Лежневъ) для помощи противъ французовъ въ Египтѣ, а затѣмъ, по договору съ Портой (1798), обязался дать Турціи въ помощь не только рус. флотъ, но и 80 т. солдатъ въ наймы. Этотъ договоръ б. приведенъ въ исполненіе для закрѣпленія за Турціей возставшихъ и призвавшихъ фр-зовъ жителей Іоническихъ острововъ. Захватъ англ-ми Мальты совершилъ переворотъ въ умѣ Павла. Рус. флотъ, простоявъ мѣсяцъ въ Босфорѣ, добился согласія Турціи на учрежденіе "республики 7 острововъ" (Іоническихъ) подъ протекторатомъ Россіи. Тогда же Ростопчинъ подалъ замѣчат. записку, указывая на "болѣзнь Порты", задачи Россіи на востокѣ и возможность, дѣйствуя совмѣстно съ Франціей и Австріей, подѣлить европ. владѣнія Турціи: Рсссія д. б. получить Молдавію, Бессарабію и Болгарію, Франція — Египетъ, Греція съ островами подлежала организаціи подобно Венеціи, а Австрія получала Сербію, Боснію и Валахію. Павелъ принялъ записку, какъ планъ для будущаго, и заключилъ съ Франціей союзъ (1801). Смерть Павла I помѣшала его осуществленію, Александръ же I въ В. в. подпалъ подъ вліяніе записки гр. Кочубея (1802), проводившей обратный Ростопчинскому взглядъ: сохранять Турцію, ослабляя ее. Въ виду этого Россія сдѣлала видъ, что вѣритъ обѣщаніямъ Турціи относ-но реформъ для Дунайск. княжествъ (1805) и возобновила съ нею договоръ 1798 г., сохранивъ право прохода рус. воен. флота черезъ Босфоръ. Съ этого именно времени начинается невыгодная привычка нашей дипломатіи терять изъ виду реальную пользу Россіи и славянства: изъятіе славян. земель изъ-подъ тур. ига. Наше пораженіе подъ Аустерлицемъ и политика Наполеона, стремившагося создать намъ затрудненія на Востокѣ, повели къ паденію рус. престижа въ Царьградѣ, сближенію Турціи съ Франціей и къ безнаказанности янычарскихъ звѣрствъ въ Сербіи. Возстаніе Георгія Чернаго (см. это слово) и записка серб. митрополита Стратиміровича, проектировавшаго полунезависимость Сербіи подъ протекторатомъ Россіи, не убѣдили Спб. порвать съ Турціей и поддержать славянъ. Видя соср-ченіе вниманія Адександра на Франціи, Турція безъ всякаго повода нарушила свои договор. обяз-ства по отношенію къ Россіи, а когда, вслѣдствіе этого, ген. Михельсону б. приказано занять Дунайск. княж-ва, объявила Россіи войну (1806). Тогда Россія предложила Австріи раздѣлъ Турціи по плану Ростопчина, но Австрія уклонилась. Тильзитское соглашеніе Александра съ Наполеономъ перевернуло положеніе: Наполеонъ предлагалъ Александру раздѣлъ: Царьградъ д. б. остаться въ рукахъ Турціи, т. к. въ немъ, по мнѣнію Наполеона, "господство мира", Россія д. б. получить оба княж-ва и Болгарію, а Франція — Египетъ. Въ Эрфуртѣ (1808) б. выработанъ новый проектъ раздѣла Турціи, по к-рому Сербія получала независимость подъ протекторатомъ Россіи, а Дунайск. княж-ва, Грузія, Имеретія и Мингрелія отходили въ фактич. ея обладаніе. Противодѣйствуя этому, Австрія привела Турцію къ союзу съ Англіей; въ 1809 г. воен. дѣйствія возобновились, но велись со стороны Россіи крайне вяло вслѣдствіе того, что Александръ, тяготившійся близостью съ Наполеономъ, думалъ болѣе о борьбѣ съ нимъ, чѣмъ о разрѣшеніи В. в., и вообще невѣрно оцѣнивалъ политич. положеніе. Тѣмъ не менѣе, побѣды Кутузова привели Турцію къ Бухарест. миру (1812), по к-рому Россія пріобрѣла Бессарабію и право воен. судоходства по Дунаю до Прута, княж-ва сохраняли лишь данническую зав-сть отъ Турціи, сербы получили амнистію и обѣщаніе "самоуправленія" и "милосердія", но гарантіи исполненія этихъ обѣщаній, крѣпости, вновь передавались тур. гарнизонамъ. Сербы, конечно, остались недовольны такимъ исходомъ борьбы, и Георгій Черный перенесъ свои надежды съ Россіи на Австрію. Вѣнскимъ конгрессомъ, закончившимъ борьбу Европы съ Наполеономъ и создавшимъ "Священный союзъ" европ. христ. государей (кромѣ папы и Англіи) для "огражденія мира и порядка", съ Россіей въ качествѣ "первой между равными", закончился 1-й періодъ В. в.: отнынѣ Европа совокупно намѣревалась блюсти и за тур. христіанами. "Легитимизмъ" подъ диктовку Меттерниха довелъ Россію до защиты правъ султана противъ его христ. подданныхъ, что и выразилось въ отношеніи имп. Александра къ возстанію грековъ (1821), обнадеженныхъ въ рус. поддержкѣ приближенными къ нему лицами (Каподистрія и Ипсиланти). Успѣхи Магомета-Али, отдѣлившагося фактически отъ Турціи во главѣ Египта, возстаніе Али-паши въ Янинѣ побудили и Дунайск. княж-ва взяться за оружіе. Пожаръ казался всеобщимъ на Балканахъ, и имп. Александру стоило двинуться противъ Турціи, чтобы разрѣшить В. в. и пріобрѣсти весь лѣв. берегъ Дуная. Но во имя "законныхъ правъ" султана, Александръ допустилъ разгромъ Турціей Дунайск. княж-въ (въ нарушеніе Бухарест. договора). Рус. прав-ство, послушное Меттерниху, отвернулось отъ балкан. славянъ, какъ бы не замѣчая тур. звѣрствъ, что и довело Россію до прямыхъ оскорбленій ея со стороны Турціи (осмотръ судовъ, высылка посольскаго пакетбота и пр.). Россія въ отвѣтъ на это прервала дипломат. сношенія съ Турціей (1821), но Александръ, вѣрный идеѣ Вѣнск. солидарности, не хотѣлъ одинъ, безъ Австріи, начинать войну. Меттернихъ же, боясь новыхъ тріумфовъ рус. оружія въ Турціи, тянулъ переговоры. Вмѣсто Россіи во главѣ европ. движенія въ пользу Греціи встала Англія. Тогда (1824—25 гг.) Александръ понялъ, что, затягивая переговоры, Австрія, а съ нею и Пруссія, надѣялись на подавленіе возстанія "турецкимъ способомъ" и на приведеніе Россіи къ оскорбительному для нея положенію въ глазахъ и турокъ и славянъ, и рѣшилъ дѣйствовать независимо отъ недобросовѣст. друзей, но умеръ, оставивъ исполненіе этого рѣшенія въ наслѣдіе имп. Николаю I, к-рый взглянулъ на В. в. съ рѣшит-стью, его характеризующею. Не отказываясь отъ совокуп. выступленія въ В. в. съ друг. европ. державами, онъ твердо заявилъ пріѣхавшему въ цѣляхъ удержанія Россіи отъ дѣйствій противъ Турціи герц. Веллингтону, что "въ дѣлахъ, касающихся чести его короны", онъ будетъ дѣйствовать самостоятельно (1826). Такая постановка вопроса не замедлила принести хорошіе плоды: Портѣ б. посланъ ультиматумъ, и въ Аккерманѣ б. подписана, несмотря на интриги Австріи, конвенція, подтверждавшая и расширявшая права Дунайск. княж-въ и Сербіи и всѣ постановленія, касавшіяся рус. торговли, при чемъ Черн. море б. признано находящимся подъ спец. надзоромъ Россіи (1826). Достигнувъ для Россіи и славянства злившихъ Австрію уступокъ, имп. Николай вошелъ съ Англіей въ отдѣл. соглашеніе по греч. дѣламъ, и къ ихъ совмѣстнымъ требованіямъ примкнула Франція (Лондон. трактатъ 1827). Порта, поддерживаемая Австріей, упорствовала и указывала англ-мъ, что она не вмѣшивается въ ихъ споръ съ ирландцами. Наваринскій бой былъ на это отвѣтомъ. Турки, поддержанные авст-цами, стали опять придираться къ рус. купцамъ, что повело къ объявленію войны Россіей. Война 1828—29 гг. окончилась пораженіемъ Турціи. Для рѣшенія участи Турціи б. образованъ комитетъ, въ к-ромъ мнѣнія раздѣлились: самъ имп. Николай и Дашковъ стояли за сохраненіе ослабленной Турціи, гр. Каподистрія же доказывалъ возм-сть и выгодность раздѣла ея на 5 частей: 1) Дакію — изъ Дунайск. княж-въ; 2) Сербію — изъ Сербіи, Болгаріи и Босніи; 3) Македонію — изъ Македоніи, Ѳракіи и о-ва Пропонтиды; 4) Эпиръ — изъ Эпира и Албаніи и 5) Элладу — изъ Пелопонеса и Греціи съ Константинополемъ въ качествѣ "вольнаго города", гдѣ засѣдалъ бы конгрессъ 5 балкан. государствъ. Восторжествовало мнѣніе Дашкова. Узнавъ объ этомъ, Веллингтонъ писалъ: "Нелѣпо поддерживать Турецкую державу въ Европѣ. Фактически она погибла. Несомнѣнно, для всего свѣта было бы лучше, если бы русскіе вошли въ Константинополь и если бы Турецкая имперія рухнула". Адріанопольскій договоръ (1829) далъ Россіи устья Дуная и вост. берегъ Черн. моря и свободный проходъ купеч. судовъ черезъ Дарданеллы; прочія торг. преимущества Россіи б. подтверждены, Дунайск. княж-вамъ гарантирована внутр. независимость съ участіемъ Россіи въ назначеніи господарей и съ рус. оккупаціей на 10 л.; Сербіи смутно обѣщалось уваженіе ея полусамостоятельности; относ-но Греціи Турція д. б. вступить въ переговоры объ ея положеніи съ державами, подписавшими Лондон. меморандумъ. "Благосостояніе Австріи и развитіе ея могущества отнынѣ находится всецѣло въ рукахъ Россіи", — такъ опредѣлилъ австр. ген. Радецкій рус. торжество въ Адріанополѣ. Испугавшись успѣховъ Россіи, засѣдавшая по греч. вопросу Лондон. конференція предложила Портѣ въ ультимативной формѣ признаніе незав-сти Греціи. Въ 1832 г. державы посадили на греч. престолъ пр. Оттона Баварскаго съ 500 ландскнехтами, послѣ чего вліяніе Россіи въ Греціи быстро пошло на убыль. Разочарованная по греч. вопросу въ зап. гос-твахъ и угрожаемая сыномъ магометъ-Али, Ибрагимомъ, почти у вратъ Константинополя, Турція попросила помощи у Россіи. Имп. Николай, преслѣдуя планъ Дашкова, послалъ ей на помощь свой флотъ и войска, Ибрагимъ б. вынужденъ отложить надежду на взятіе Константинополя и признать себя вассаломъ султана, а Орловъ и Бутеневъ на малоазіат. берегу Босфора, въ Ункіаръ-Скелесси, подписали (1833) союз. рус.-тур. договоръ, к-рый казался въ то время торжествомъ рус. дипломатіи, на самомъ же дѣлѣ сталъ отдаленной причиной войнъ 1854 и 1877 гг., т. к. испугалъ Европу настолько, что она стала систематически поддерживать Турцію противъ Россіи. Въ вознагражденіе за помощь Турціи Россія получила ключи Босфора: рус. воен. суда м. проходить черезъ него, но по требованію Россіи Турція д. б. запирать его для воен. судовъ другихъ державъ. Зап. державы протестовали, но Австрія соглашалась, подъ условіемъ неиспользованія рус. права прохода черезъ Дарданеллы. Послѣ іюльской революціи во Франціи (1830 г.) она имѣла основаніе вѣрить въ то, что имп. Николай, въ своей защитѣ принципа легитимизма, обопрется на нее противъ вольнодумства зап. державъ, и за это она рус. руками получитъ въ случаѣ раздѣла Турціи свою долю. "Карлебадское" соглашеніе между Меттернихомъ и нашимъ канцлеромъ, гр. Нессельроде, дѣйствительно привело къ союзу Австріи, Пруссіи и Россіи для полиц. надзора за настроеніемъ Европы, а Мюнхенгрецкой конвенціей Австрія сумѣла втереться въ совмѣст. съ Россіей опеканіе Турціи, дабы оградить Европу "отъ осложненій". Этой конвенціей Австрія и Россія обязывались охранять права султана надъ его подданными и ни шагу не дѣлать другъ безъ друга на Балкан. полуостровѣ. Т. обр., ради идеи легитимизма имп. Николай добровольно связалъ свободу своихъ дѣйствій въ В. в. и отдалъ Австріи "за чечевичную похлебку" достигнутое имъ войною первенство на Босфорѣ. Вслѣдствіе господства тѣхъ же охранит. принциповъ Россія, слѣдуя примѣру Австріи, протестовала противъ конституц. серб. устава 1845 г., не будучи въ состояніи примириться съ духомъ народовластія. Вмѣшательство Россіи во внутр. серб. дѣла создало безвыход. положеніе для Милоша Обреновича, к-рый обратилъ свои взоры въ сторону отъ Россіи, и тогда Англія взялась за проведеніе серб. статута въ Портѣ, но успѣха не имѣла. Изданный подъ вліяніемъ Россіи сербскій уставъ 1839 г. ввергнулъ Сербію въ затяжную борьбу и подорвалъ симпатіи ея къ Россіи. Новое же возстаніе Магомета-Али (1839) дало зап. державамъ мысль повторить въ свою пользу Ункіаръ-Скелесси, и онѣ предложили султану коллектив. гарантію его независимости, для охраны к-рой послали въ Дарданеллы свой флотъ. Сначала имп. Николай довѣрчиво принялъ предложеніе Австріи относ-но совмѣст. обсужденія тур.-египет. распри, и Бутеневъ уже подписалъ въ Константинополѣ совмѣст. ноту 5 державъ Портѣ, когда въ Спб. вдругъ поняли, что предложеніе зап. державъ клонилось только къ тому, чтобы замѣнить исключит. права Россіи совокуп. опекой всѣхъ вел. державъ. Для того, чтобы разбить блокъ, рус. прав-ство предложило Англіи установить закрытіе проливовъ для воен. судовъ всѣхъ странъ. Лонд. конвенція (1840) закрѣпила коллектив. покров-ство Турціи Англіей, Австріей, Пруссіей и Россіей, при чемъ послѣдняя д. б., въ случаѣ нужды, посылать на защиту Турціи войска, а Англія и Австрія — свой флотъ. Проливы закрывались въ мирн. время султаномъ для воен. судовъ всѣхъ державъ. Т. обр., Россія потеряла все, что выиграла въ 1829 г., Европа, изъ зависти къ Россіи, обязалась быть тѣлохранительницей Турціи, а Турція поняла, что на европ. соперничествѣ она м. выиграть больше, чѣмъ отъ удач. войнъ. Въ Спб. же радовались Лондон. конвенціи только потому, что въ нее не была включена Франція, к-рую считали "потрясательницей основъ". Но уже въ 1841 г., подъ вліяніемъ Англіи, Франція б. принята въ "концертъ", при чемъ б. подписана 2-я Лондон. конвенція, по к-рой султану обѣщалось "уваженіе къ правамъ его неприкосновенности", взамѣнъ чего султанъ д. б. "соблюдать начало, непреложно установленное, какъ древнее правило его имперіи, въ силу коего всегда было воспрещено воен. судамъ иностр. державъ входить въ проливы Дарданеллъ и Босфоръ". Къ этому же времени относится начало обычныхъ впослѣдствіи попытокъ Турціи отказаться отъ проектовъ частн. улучшенія быта христіанъ подъ предлогомъ общихъ реформъ, к-рыя д. измѣнить весь тур. укладъ. Чувствовавшееся послѣ 1841 г. уединеніе Россіи въ В. в. побудило имп. Николая лично отправиться въ Лондонъ, — уговорить Англію къ сепаратному соглашенію на случай паденія Турціи, но доводы его не привели ни къ чему. Возстаніе венгровъ въ 1848 г. вызвало волненія и въ Дунайск. княж-вахъ; тогда рус. войска заняли ихъ, и рус.-тур. соглашеніемъ въ Балатъ-Лиманѣ (1849) б. установлена совмѣст. рус.-тур. оккупація ихъ, что навсегда оттолкнуло симпатіи княж-въ къ Россіи. Игнорированіе же имп. Николаемъ достоинства Наполеона III привело къ возбужденію Франціей спора съ Рсссіей изъ-за "ключей гроба Господня", въ цѣляхъ поднять В. в. въ обстановкѣ, невыгодной для Россіи, ибо симпатіи катол. Австріи, только что спасенной Россіей, были, конечно, на сторонѣ Франціи. Вопросъ этотъ, въ связи съ неосторож. заявленіемъ Николая англ. послу лорду Сеймуру о "наслѣдствѣ больного человѣка" и вызывающимъ поведеніемъ нашего посла кн. Меншикова въ Портѣ, привелъ Россію къ Восточ. войнѣ 1853—54 гг., при помощи к-рой Зап. Европа хотѣла ограничить разъ навсегда гегемонію Россіи въ Турціи и на Балканахъ. Австрія, дѣйствительно, "удивила міръ своей неблагодарностью" по адресу Россіи. Парижскій трактатъ (1856), закончившій эту неудачную для Россіи войну, началъ собою 3-ю фазу В. вопроса. Въ основу этого договора положено б. обѣщаніе Турціи реформироваться, въ силу чего ее включили въ концертъ вел. державъ. Россія получила обратно Крымъ путемъ уступки Турціи южн. части Бессарабіи и своихъ азіат. завоеваній; право исключит. протектората надъ Сербіей и Дунайск. княж-вами перешло отъ Россіи къ великодержав. концерту; положеніе Сербіи фактически улучшено не было; Черн. море б. объявлено запретнымъ для воен. судовъ и берег. кр-сти его подлежали разоруженію; нижн. Дунай объявленъ рѣкой междунар. судоходства, для наблюденія за к-рымъ б. учреждена особая Дунайск. комиссія. Характерно, что всякое нарушеніе Париж. трактата стороны обязывались "разсматривать какъ casus Belli" и д. б. немедленно договориться съ Портой о способахъ ея защиты противъ посягательствъ на ея неприкосновенность. Такое положеніе вещей почти неизмѣнно сохранялось до 1870 г., когда, пользуясь разгромомъ Франціи и опираясь на тайное соглашеніе съ Пруссіей, кн. Горчаковъ рискнулъ объявить о непризнаніи Россіей впредь ограниченій по обладанію воен. флотомъ въ Черн. морѣ. Англія пробовала было протестовать, но Россія уже оправилась послѣ Вост. войны, Турція же доказала тщету надеждъ Париж. конгресса и неспособность къ внутр. реформированію. Съ другой стороны, и державы еще ранѣе допустили частн. нарушеніе Париж. трактата согласіемъ на сліяніе Дунайск. княж-въ въ одно гос-тво — Румынію (избраніе Кузы въ 1859 г. и Карла Гогенцолерна въ 1866 г.). Лондон. Трактатъ (1871), отмѣнивъ въ угоду Россіи ст. ст. 11, 13 и 14 Париж. трактата (1856) относ-но нейтрализаціи Черн. моря, предоставилъ, однако, султану право открывать проливы для своихъ друзей въ мирн. время. Тур. звѣрства въ Болгаріи и возстаніе въ Босніи и Герцеговинѣ привели Россію къ войнѣ 1877—78 гг., окончившейся блестящимъ С.-Стефанскимъ договоромъ, но послѣдовавшій затѣмъ Берлинскій конгрессъ (см. это слово), благодаря стараніямъ Англіи, Австріи и "честнаго маклера" Бисмарка (см. это слово) свелъ къ нулю всѣ достигнутые нами въ В. в. результаты. Но самымъ отрицательнымъ послѣдствіемъ этого конгресса слѣдуетъ признать охлажденіе широкихъ слоевъ рус. общества къ В. в., к-рое и выразилось въ индифферентизмѣ Россіи къ "армянской рѣзнѣ" (1894) и Критскому возстанію 1896 г., окончившемуся греко-тур. войной 1897 г. Недовольная Болгаріей за политику перваго ея князя Александра Баттенбергскаго (см. это слово) и избраніе затѣмъ преемникомъ его принца Кобургскаго, провозглашая Черногорскаго князя "своимъ единственнымъ вѣрнымъ другомъ" и показавъ армянамъ, что имъ отъ Россіи ждать нечего, Россія въ періодъ 1878—97 гг. играла въ В. в. пассивную роль, не развивая даже своихъ торг. сношеній съ Турціей и балкан. странами, не пользуясь своими ж.-д. правами, установленными договорами. Въ результатѣ этой нашей пассивности въ Константинополѣ выросло вліяніе Германіи, сказавшееся въ реформированіи тур. войскъ на герм. образецъ, и въ герм. концесіи на Багдадскую ж. д. (1899) (см. это слово). Важная для разрѣшенія В. в., доказавшая въ 1877 г. свою боеспособность Румынія б. упущена въ лагерь тройственнаго союза, а Сербія б. предоставлена коммерч. и политич. поглощенію Австріей, съ Болгаріей же одно время дѣло дошло до полнаго разрыва дипломат. отношеній. Въ то же время началось сближеніе рус. прав-ства съ Австро-Венгріей. (Соглашенія 1897 и 1903 гг.). Послѣдствія оказались тѣ же, что и прежде: Австрія, связанная союзомъ съ Германіей, не могла серьезно давить на "краснаго султана", к-раго ея союзникъ, Вильгельмъ II, объявилъ своимъ другомъ, и изъ австро-рус. соглашеній относ-но реформъ въ Македоніи ничего не вышло. Несмотря на такіе плачев. результаты совмѣст. дѣйствій съ австр. дипломатами, мин-ръ иностр. дѣлъ Извольскій вступилъ въ новое соглашеніе съ Австріей (Бухлау), и въ обмѣнъ за согласіе Австріи на открытіе Дарданеллъ для воен. судовъ согласился на аннексію Босніи и Герцеговины. Отторженіе отъ Турціи этихъ провинцій послужило сигналомъ для госуд. переворота въ ней, окончившагося сверженіемъ султана Абдулъ-Гамида и провозглашеніемъ конституц. строя. Этимъ моментомъ, опредѣлившимъ новую фазу В. в., воспользовался князь Болгаріи Фердинандъ и провозгласилъ себя независимымъ царемъ болгаръ, мобилизовалъ армію и захватилъ Румелійскую ж. д.; Греція также пыталась провозгласитъ аннексію Крита, но державы удержали ее обѣщаніемъ сдѣлать это путемъ соглашенія съ Портой, желаніе же Россіи открыть проливы наткнулось вездѣ на пассив. сопротивленіе. Одна Германія, въ силу ея коммерч. интересовъ, всецѣло была за молодую Турцію, за что и получила мзду въ видѣ дальнѣйш. преимуществъ. Франція же, потерявъ надежду на политич. выгоды въ Сиріи и Египтѣ, сосредоточилась на вопросѣ объ экономич. возрожденіи Турціи. Англія, тщетно желая склонить младотурокъ на свою сторону, упразднила своихъ особыхъ агентовъ въ Македоніи, ея примѣру послѣдовали другія державы, и тогда вновь послышались жалобы на тур. притѣсненія; Россія вступила на тотъ же путь довѣрія къ младотуркамъ и циркулярно предписала своимъ консуламъ готовиться къ отмѣнѣ капитуляцій. Къ серединѣ 1911 г. выяснилось, что младотурки, забывъ о своемъ намѣреніи создать Оттоманскую имперію на уваженіи культурной индивидуальности входящихъ въ составъ ея народностей, не хотятъ или не могутъ реформировать Турцію извнутри, по крайней мѣрѣ, въ ближайшее время. Видя это и вдохновляясь примѣромъ Австро-Венгріи, Италія 16 снт. 1911 г. внезапно объявила Турціи войну въ цѣляхъ захвата Триполи, поставивъ тѣмъ въ весьма щекотливое положеніе австро-герм. дипломатію. Въ общемъ В. в. близится къ своему разрѣшенію, ибо въ XX ст. Турціи немыслимо, по психологическимъ и финансовымъ причинамъ, удерживать некультурные пріемы управленія надъ жаждущими культуры народами. Турція принуждена будетъ побороть въ себѣ понятія о "райѣ" и фактически осуществить равноправіе всѣхъ своихъ подданныхъ передъ закономъ съ европеизаціей послѣдняго; или же ей придется тѣмъ или инымъ путемъ быть удаленной изъ Европы. Какую роль сыграетъ при этомъ Россія, зависитъ не столько отъ "готовности" ея арміи, сколько отъ сознанія ею своей истор. миссіи для славянства и отъ патріотич. незав-сти ея дипломатіи. (Цвингъ, Македонскіе славяне, Петроградъ, 1906; Поповацъ-Липовацъ, Македонскія реформы, Спб., 1908; Олечъ, Болгарія и Македонія, Спб., 1903; Его же, По Балканамъ, 1909; П. Милюковъ, Балканскій кризисъ, Спб., 1910; Горяиновъ, Босфоръ и Дарданеллы, Спб., 1907; А. Гирсъ, Россія и Ближній Востокъ, Спб., 1906; Ю. Карцовъ, Семь лѣтъ на Б. Востокѣ, Спб., 1906; Риттихъ, Балканскія военныя впечатлѣнія, Спб., 1909; Его же, По Балканамъ, Спб., 1909; Жигаревъ, Русская политика въ В. вопросѣ, Москва, 1896; Мин-ство ин. дѣлъ, Македонскія реформы (офиціал. переписка); Герц. Аргайльскій, Отвѣтственность Англіи въ В. вопросѣ, 1907; Пинеровъ, Финансовски и търговски вопросы между България и Турция, Софія; Driault, La question d’Orient, Paris, 1898; Его же, Le Sultan, L’Islam et Les Puissances, 1907; Его же, La révolution Turque, 1909; W. Miller, The Balkans, London, 1899; Halil Ganem, Les Sultans Ottomans, Paris, 1902; R. Imbert, La rénovation De L’Empire Ottoman, 1909; English blue books 1833—1910; Bresnit, Das Balkandvnastien, Leipzig; Heerwesen Der Balkanstaaten, Wien, 1909; Chéradame, La Macédoine, Le chemin De fer De Bagdad, Paris, 1903; P. Rohrbach, Die Bagdadbahn, Berlin, 1911; Martin, Berlin — Bagdad, Stuttgart, 1907; Tchirkoff, Les slaves De Macédoine, Paris, 1908; Mandelstamm, La justice Ottomane, Paris, 1908; Choublier, La question d’Orient Depuis Le Traité De Berlin, Paris, 1899; Debidour, Histoire Diplomatique De L’Europe Depuis 1815, Paris, 1897; Manicault, La question d’Orient, Paris, 1898; Martens, Traités avec L’Autriche, Les Consuls et La juridiction Consulaire En Orient, S.-Ptbg., 1873; Его же, La question égyptienne et Le droit international, Bruxelles, 1882; F.-f. O., La vérité Sur Le régime Constitutionnel Des Turcs, Paris, 1911; R. Pinon, L’Europe et La jeune Turquie, 1910; Его же, L’Europe et L’Empire Ottoman, 1908; Al. Ulcer, Der erlöschende Halbmond, Frankfurt, 1909; L. Niesh, EuropäIsches Geschichtskalender, München; Malcolm Mac Colm, Le Sultan et Les grandes Puissances, Paris, 1899; Vialotti, La vie politique Dans Les Deux mondes, Paris, 1908; Ch. Dupuis, Le principe d’équilibre et Le Concert Européen, Paris, 1909; Albin, Les grands Traités politiques, Paris, 1911).


Военная энциклопедия. — СПб.: Т-во И.Д. Сытина. . 1911—1915.

Поможем решить контрольную работу

Полезное


Смотреть что такое "Восточный вопрос" в других словарях:

  • ВОСТОЧНЫЙ ВОПРОС — принятое в дипломатии и в исторической литературе обозначение международных противоречий в 18 нач. 20 вв., связанных с наметившимся распадом Османской империи, ширившимся национально освободительным движением населявших империю народов и борьбой… …   Большой Энциклопедический словарь

  • Восточный вопрос — Карикатура 1878 года: Дизраэли, Горчаков и Андраши решают восточный вопрос. Восточный вопрос  комплекс международных конфликтов конца XVII  …   Википедия

  • ВОСТОЧНЫЙ ВОПРОС — условное, принятое в дипломатии и ист. лит ре, обозначение междунар. противоречий кон. 18 нач. 20 вв., связанных с наметившимся распадом Османской империи (султанской Турции) и борьбой великих держав (Австрии (с 1867 Австро Венгрии),… …   Советская историческая энциклопедия

  • Восточный вопрос —         условное, принятое в дипломатии и исторической литературе обозначение международных противоречий в 18 начале 20 вв., связанных с наметившимся распадом Османской империи (султанской Турции), ширившимся национально освободительным движением …   Большая советская энциклопедия

  • восточный вопрос — принятое в дипломатии и исторической литературе обозначение международных противоречий в XVIII  начале XX вв., связанных с наметившимся распадом Османской империи, ширившимся освободительным движением населявших империю народов и борьбой… …   Энциклопедический словарь

  • Восточный вопрос — Этим выражением означают совокупность вопросов, касающихся существования Оттоманской империи и преимущественно европейских владений турецкого султана. Для самой Турции это вопрос жизни или смерти; в глазах большей части западноевропейских… …   Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

  • Вопрос — Вопрос  форма мысли, выраженная в языке предложением, которое произносят или пишут, когда хотят что нибудь спросить, то есть получить интересующую информацию. В русском языке, если вопрос произносят, то используют вопросительную интонацию, а …   Википедия

  • Восточный волк — ? Восточный волк …   Википедия

  • Восточный Маныч — Манц һол Характеристика Длина 141 км Площадь бассейна 12 500 км² Водоток Исток    …   Википедия

  • ВОСТОЧНЫЙ ПЕРИПАТЕТИЗМ — или фальсафа (араб. философия) термин, которым в средневековой мусульманской литературе обозначали араб. антич. философию и учения мыслителей, ориентировавшихся на антич. модели философствования. Специфика В.п. состояла в том, что он никогда не… …   Философская энциклопедия

Книги

Другие книги по запросу «Восточный вопрос» >>


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»